Общество28 сентября 2021 1:00

«Я был готов заплатить эту цену за жизнь семьи»: Александр Зобенков, убивший под Тверью троих нападавших, рассказал, как всё было на самом деле

«КП»-Тверь» встретилась с участниками трагических событий в селе Михайловском
«Свою правду я всегда знал: защищал семью», - говорит Александр.

«Свою правду я всегда знал: защищал семью», - говорит Александр.

Фото: Виктория ТУШКОВА

Когда я подъехала к дому семьи Зобенковых в селе Михайловском, что в 18 километрах от Твери, первое, что бросилось в глаза – рябина, растущая перед окнами. Огромная, сплошь усыпанная ягодами какого-то совершенно фантастического глубокого пунцового цвета – радостный и неожиданный контраст с серым осенним небом.

- Какая рябина у вас красивая, - не удержавшись, сообщила я Александру Зобенкову вместо «здравствуйте».

- Да, - улыбнулся хозяин дома, - За домом ещё берёза у нас растёт. Я её подстригаю ежегодно немного, чтобы она круглая была и аккуратная. Вот только в этом году не смог - разрослась… Но тут холодно, пойдёмте под крышу.

По чистому, ухоженному двору мы прошли в дом и начали говорить о том, что за последние полтора года Александр переживал и проговаривал, наверное, сотню раз. Как он отдыхал с семьёй и друзьями у себя дома. Как из-за глупой размолвки к ним «на разборки» приехали четверо незнакомых мужчин. И какой трагедией всё это кончилось…

«Я СВОЮ ПРАВДУ ЗНАЮ»

Александр – крепкий молодой мужчина. По-женски отмечаю – привлекательный. Глаза карие, пронзительные, умные даже. На алкаша или наркомана не похож совершенно. Но когда только началось следствие, мать Василия Петрова, погибшего от руки Зобенкова, настаивала на независимой наркологической экспертизе, уверяя, что Александр наверняка употреблял что-то.

Экспертиза, официальная, кстати, была. И показала, что Зобенков чист. Пьян он тоже не был, хоть и не скрывал, что пригубил в этот день. Медики постановили: в его крови 0,13 промилле алкоголя (для сравнения, когда-то за руль допускали с 0,3 промилле).

Но в том, что его, обвинённого в убийстве трёх человек, освободят, Александр особо не надеялся.

Александр Зобенков держит в руках приговор суда и как будто всё ещё не верит, что оправдан.

Александр Зобенков держит в руках приговор суда и как будто всё ещё не верит, что оправдан.

Фото: Виктория ТУШКОВА

- Я свою правду всегда знал. Но был готов к любому исходу. Главное, что у меня семья цела осталась. Все живы и здоровы. Я был готов заплатить эту цену ради благополучия своего ребёнка, - говорит Александр.

Следователям, адвокату, суду, журналистам – сколько раз Александр ни рассказывал эту историю, видно, что он всё равно волнуется. Знаете, когда вспоминаешь что-то, от чего и спустя время буквально перехватывает дыхание? Приходится через два-три слова делать глубокие вдохи, сглатывать вязкую слюну… Вот так говорил и мой собеседник. И постоянно теребил пальцами обручальное кольцо. Ведь только его жена Марина, да ещё, пожалуй, адвокат Галина Иванцова, верили, что Александра оправдают.

РАЗМОЛВКА ИЗ-ЗА КОЗ

Александр Зобенков провёл в следственном изоляторе один год и пять месяцев. Попал он туда прямо с праздника. Писали СМИ, и «Комсомолка» в том числе, об этом уже не раз.

2 мая 2020 года Зобенковы отмечали день рождения супруги Александра Марины. Были родственники, друзья, во дворе играли дети – трёхлетняя дочка Зобенковых Вероника, и четырёхлетняя дочь их друзей – Михаила Васильева с женой.

С Васильевыми была ещё и собака – ягдтерьер. С неё всё и началось – собака, выбежав ненадолго за ворота, распугала соседских коз. Козы остались целы, но их хозяйка, пенсионерка Светлана Федяева, обиделась, ругалась. «Каждая коза по 25 тысяч стоит», - вспоминает её слова Александр.

Женщина пожаловалась сыну, Василию Петрову, – по телефону. Свидетели потом будут утверждать, что в разговоре матери и сына прозвучало: собаку натравливают специально, издеваются.

Василий, который находился на тот момент в подмосковном Солнечногорске, отправился в Михайловское, за 120 километров, выяснять отношения с обидчиками матери лично. На подмогу он взял троих - приятеля Мирослава Ордынцева и дагестанцев - Гаджи Турачмагомедова и Ислама Омарова. Все они были подчинёнными Петрова, работали на стройке, которой он руководил. И все, включая Петрова, были пьяны – это потом покажет экспертиза. За руль посадили гражданскую жену Василия, находившуюся на последнем месяце беременности. Ребёнок на свет появится уже без отца…

«НАС ПРОСТО УБИВАЛИ»

Тем временем гости Зобенковых стали расходиться.

- Около девяти вечера мы провожали Васильевых. У меня был ребёнок на руках. Мы открыли калитку, и там уже стоял автомобиль, из которого выбежали бородатые незнакомые люди. Марину толкнули, она ударилась о калитку. Меня, с ребёнком на руках, сходу начали бить, - вспоминает Зобенков.

Михаила Васильева, хозяина собаки, ударили по голове, он упал. Александр говорит, что дальше сработал инстинкт самосохранения:

- В моих глазах нас просто убивали. Я ещё держал ребёнка на руках, когда у меня с головы ударом сбили кепку. Прошло вскользь, я чудом увернулся. У меня не было цели никого убивать. Я никого из них и не знал. Они все бородатые были. Когда Афганистан по телевизору показывают, Талибан (запрещённая в РФ организация, - Ред.), – вот тоже самое! Мороз по коже! И если бы никто не кричал, что «за мать поубиваю», я бы и не узнал, что это соседки сын. Он тут не жил двенадцать лет, и никогда я с ним лично знаком не был.

Нападавшие ворвались через дверь на заднем дворе.

Нападавшие ворвались через дверь на заднем дворе.

Фото: Виктория ТУШКОВА

УВИДЕЛ В РУКАХ РУКОЯТКУ НОЖА

Александру показалось, что нападавшие были с битами. Но в деле позже фигурировал черенок от лопаты и два фрагмента палки, измазанных кровью Михаила Васильева, как показала экспертиза. Были ли биты на самом деле, да запропастились куда-то, или Александр, находясь в шоке, принял за них эти палки, он сказать не может – всё как в тумане.

Выпустив ребёнка из рук, Зобенков увидел лежащего в крови Михаила. Женщины как могли, пытались остановить побоище, кричали от ужаса. Свидетели обвинения сами потом скажут, что кричали очень громко…

- Мне показалось, что Миша уже был мёртв. Ему словно ушат крови на голову вылили, - продолжает страшный рассказ Александр. - И его всё равно продолжали бить, они были словно в агонии какой-то, - Александр оговорился, произнеся «агония», которая случается только перед смертью.

На месте, где сейчас стоят Александр с дочерью, били Михаила.

На месте, где сейчас стоят Александр с дочерью, били Михаила.

Фото: Виктория ТУШКОВА

Александр схватил со стола нож. Как он наносил удары нападавшим, практически не помнит. Просто в какой-то момент обнаружил их убегавшими к воротам и увидел рукоятку ножа у себя в руках. Осознал, что произошло.

- Рукоятку я кинул в мангал. Следствие потом говорило, что это сокрытие улик. Но я сам рассказал, где она – сразу, в тот же день. Подойдя к калитке, я услышал звук уезжающей машины и увидел одного из тех людей, лежащего у ворот. Вызвал «скорую» и полицию.

Один из нападавших так и умер у ворот дома Зобенковых. Двое других, в том числе, Василий Петров, скончались в машине. Одному - Исламу Омарову, удалось убежать невредимым.

Как позже выяснится, весь этот кошмар уместился в каких-то неполных три минуты.

СЛЕДСТВИЕ И СУД

Так Александр рассказывал эту ужасную историю и следователям. Дело на нападавших заведено не было, единственный выживший проходил свидетелем. Ни на одно заседание он, кстати, не явился.

Зобенкову же предъявили обвинение по части 2 статьи 105 УК РФ «Убийство двух и более лиц». Обвинение требовало посадить Александра на 18 лет в колонию строгого режима.

Следствие длилось больше года. Сторона обвинения настаивала - обороняться так жестоко не было необходимости. Почему Александр с женой и ребёнком просто не убежали?

- Куда было бежать, если мы и так дома? И как от четырёх взрослых мужчин будет убегать ребёнок? – спрашивает Александр, глядя на дочь.

Показания гражданской жены Петрова о том, что Зобенков добил Василия, когда тот уже пытался убежать и не представлял опасности, суд не учёл. Как говорит Александр, её слова несколько раз менялись. И на самых первых порах женщина такого не говорила.

Однако мало кто верил, что Александра отпустят. Да и судебная практика дел о самообороне не выглядит обнадёживающей. А тут – убийство троих человек! Но… «Доводы обвиняемого заинтересовали судью», - так сообщили «КП»-Тверь» в Тверском областном суде уже после того, как Зобенков произнёс своё последнее слово и готовился выслушать приговор, но заседание вдруг отложили.

Следственные действия продолжились. Свидетелей допрашивали снова. Суд учёл численное преимущество нападавших. Учёл, что набросились они без предупреждения, что начали бить человека, держащего на руках ребёнка. Судья Борис Райкес констатировал: Александр Зобенков действовал в рамках самообороны.

«Оправдан за отсутствием состава преступления» - с таким вердиктом 20 сентября 2021 года Александра Зобенкова освободили в зале суда.

Фото из семейного архива семьи Зобенковых - Марина, Александр и ещё совсем маленькая дочь.

Фото из семейного архива семьи Зобенковых - Марина, Александр и ещё совсем маленькая дочь.

Фото: Виктория ТУШКОВА

ЖЕНА И ДОЧЬ

- А как дочь, жена разлуку пережили? – тихонько интересуюсь у Александра, пользуясь моментом, пока дочка убежала в другую комнату порисовать.

- Папа в командировке был! – услышав острым детским слухом вопрос, кричит из соседней комнаты Вероника.

Дочка тут же бежит к папе и больше уже не отходит. Лазает по нему как обезьянка, обнимает.

- Да, - грустно улыбается Александр. – Для неё я в командировку уехал. Но она всё равно понимает. Что приехали дяди и забрали папу… У обоих детей – Вероники и дочери Васильевых – психологическая травма была. Это не мои слова, заключение психиатров. Дочь до сих пор переживает, что я куда-то выйду и не вернусь…

За всё время в СИЗО Александр видел дочь только по фотографиям. Один раз встретился с родителями, дважды приезжала жена. Чаще не пускали из-за коронавируса.

- Жена, Марина, вообще молодец у меня, - с гордостью говорит Александр. - Она всегда верила, что будет именно так.

Дочке Александр хотел сделать сюрприз – приехать домой без предупреждения, чтобы она не знала. Но бабушка по телефону проговорилась. Что радости не уменьшило.

- Я прыгала вот так тут! Как заяц! Шкаф трясся, как я прыгала! – весело кричит Вероника, суёт мне на радостях конфету и тут же демонстрирует, как она радовалась папиному возвращению – шкаф действительно ходит ходуном.

Дочь с папой не расстаётся.

Дочь с папой не расстаётся.

Фото: Виктория ТУШКОВА

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СУДА

- Я понимаю, что люди лишились жизни. И для меня это тяжело. Не дай Бог никому попасть в такую ситуацию. Но с этим надо жить дальше. Сколько об этом не думай, назад ничего не вернёшь. Жизнь есть, есть цели. Надо воспитывать ребёнка, - отвечает Александр на мой вопрос, что же будет дальше.

Какое-то время Александр планирует дать себе на отдых. Потом хочет вернуться к работе:

- Я вообще по образованию программист. Когда практику проходил, приходя ежедневно в один и тот же кабинет и делая одно и то же, решил, что это слишком скучно, не моё, рутина. Поэтому стал работать пожарным сторожем. Работа интересная, разносторонняя. Контролируешь противопожарную обстановку в лесах, противопожарную подготовку производишь… Тушить огонь приходилось тоже. Я как из армии пришёл, так и работал там, пока меня под стражу не взяли. С коллективом у меня отношения хорошие, меня там ждут.

ВПЕРЕДИ АПЕЛЛЯЦИЯ

На этом, однако, история не заканчивается. Попрощавшись с Александром, я дошла до той самой хозяйки коз, матери Василия Петрова Светланы Федяевой. Благо живёт она совсем рядом, через дом.

На стене в одной из комнат висят две большие фотографии. На них – улыбчивый ребёнок. Это внучка – дочь Василия Петрова, которая родилась 28 мая 2020 года, вскоре после этой трагедии.

- На меня похожа, - говорит Светлана Федяева. – Правда, видела я её лишь на фото. Мать боится сюда ребёнка везти теперь.

Женщина и сейчас настаивает: Михаил Васильев натравил собаку на коз специально. В Михайловском многие поддерживают Зобенкова, но есть и у матери Василия Петрова своя группа поддержки. В конфликте они обвиняют Михаила – дескать, человек он такой, любит людей лбами сталкивать. А Александра Зобенкова называют убийцей. Говорят, что теперь по селу ходить опасаются…

Светлана Федяева по-прежнему считает Александра Зобенкова убийцей.

Светлана Федяева по-прежнему считает Александра Зобенкова убийцей.

Фото: Виктория ТУШКОВА

Тем не менее, оспаривать приговор, вынесенный Александру, Светлана Федяева не собиралась – до поры.

- Мне писать стали, в интернете. Оскорблять, обзываться. Жабой пупырчатой назвали даже, представляете? – говорит Светлана Борисовна и показывает какой-то диалог в соцсети. – Я только после этого решила, что всё-таки буду подавать апелляцию.

- Но это же не Александр вам писал, да и не друзья его?

- Как знать… В интернете каждый под каким угодно именем зарегистрироваться может.

При этом Светлана Федяева говорит, что зла Зобенкову не желает:

- Жизнь всё сама по своим местам расставит и рассудит. Так можете и написать.

Сам же Александр Зобенков рассчитывает, что приговор останется без изменений. Доказательства все те же, и его правда – при нём.

- Мне лишь хочется, чтобы эта ситуация кого-то чему-то научила, - говорит Александр. - Чтобы люди, которые вдруг захотят пойти к кому-то в дом, на кого-то напасть, подумали, нужно ли это делать. Чтобы таких историй больше не было.

Оправданный за тройное убийство Александр Зобенков показывает, как всё было