Политика

Павел Парамонов: В Твери необходимо провести ревизию территории

Разбираемся, почему не расселены Морозовские казармы и нет программы развития береговых линий.
В Твери нет привлекательных набережных.

В Твери нет привлекательных набережных.

Фото: Олег ЗИНЧЕНКО

Мы уже говорили о судьбе Речного вокзала, ипподрома, стадиона "Центральный", трамвайного парка на Капошвара.

Нынешний разговор с директором Института регионального развития, членом Общественной палаты Твери, лидером движения «Чего хочет Тверь» Павлом Парамоновым будет про Морозовский городок, про заброшенные промышленные территории и наши реки - что с ними делать, как им развиваться?

- Неблагодарная это тема - Морозовские казармы, - кто только уже не оттоптался на ней, но и мимо пройти невозможно. Проблема настолько сложная, что даже в проекте «Чего хочет Тверь» не нашлось идеи, как обустроить эту территорию. Что делать с казармами и, главное, что делать людям, там живущим?

- Что касается людей, очевидное решение - расселить всех из аварийного жилья. Город и субъект Федерации должны найти решение, которое, к сожалению, до сих пор не найдено. Есть площадка, есть проект, есть предложение для строительного комплекса Тверской области возвести жилой дом, где часть квартир будет принадлежать муниципалитету - фонд расселения Морозовских казарм.

Что касается самих казарм - это очень сложный объект. С одной стороны, он мог бы выступать визитной карточкой города, с другой - это язва в самом центре города. Лёгкого решения нет. Если мы посмотрим на столичные города, то там есть решения по расселению подобных объектов. Памятник архитектуры сохранялся в полном объёме, изменялся только функционал.

Но это Москва и Петербург, чаще всего там инвестором выступает крупный бизнес, который расценивает проекты как благотворительные или социальные и, в меньшей степени, коммерческие.

Самое важное в такого рода объектах - найти правильный функционал. Возможно, он и существует, но не в сегодняшних экономических реалиях Твери. Но, с чего мы начали, в первую очередь - расселение людей, это должно быть приоритетом. Мы можем расселить, а казармы законсервировать до тех пор, пока не поймём, что с этим делать. Это европейский опыт в том числе.

- Только беглый взгляд позволяет обнаружить в Твери большое количество заброшенных объектов. Это показатель чего? Нашего богатства или нашей бесхозяйственности?

- Показатель бесхозяйственности, в первую очередь. Есть сложные объекты, и сходу понять, как эффективно использовать то или иное имущество, может быть, не удастся. Но, как минимум, нужно понимать, кто собственник, какие у него планы по использованию этой территории. Необходимо провести ревизию территории и задать собственникам прямые вопросы об их планах.

- Не кажется ли вам, что акватория Волги, Тверцы, Тьмаки и Лазури используется очень и очень слабо. В городе нет плавучих ресторанчиков, гостиниц… А ведь это должно быть очень привлекательно и для бизнеса, и для горожан, не говоря уж про туристов. Почему, живя на реках, мы не используем этот ресурс?

- Ответ очевиден - береговые пространства категорически не приспособлены к человеческому использованию. Все берега в Твери сильно запущены, заросли кустарниками, или промзоны, промзоны, промзоны, функционирующие иногда с не очень понятным для города эффектом.

Никто не задавался этим вопросом с момента начала индустриализации, когда всё застраивали поближе к воде. В отличие от любого нормально развитого города, для которого водная артерия - это набережные, это пароходики, и ресторанный бизнес, и так далее. К сожалению, мы до сих пор не наблюдаем у городской власти систематизацию такого рода блоков.

Москва, например, приняла специальную программу «Река Москва», где она разработала колоссальную стратегию, касающуюся реки в границах города. Вот у нас никакой стратегии нет.

Я знаю череду собственников предприятий возле Волги, которые готовы освободить для горожан береговую линию. Но для этого должно быть какое-то движение властей, ставящих задачу, что Волга - приоритет.

Мы много говорим о туризме. Очень много говорим. Но какой туризм при таких набережных? Можно представить Петербург без набережных? Сегодня в Москве много проектов реализуется на береговых линиях. Идёт большая реконструкция стрелки в Нижнем Новгороде, набережная в Ярославле… Сейчас даже не о деньгах идёт речь, а о необходимости поставить себе цель, а уж потом найти механизм, как это сделать.

Директор Института регионального развития, член Общественной палаты Твери, лидер движения «Чего хочет Тверь» Павел Парамонов.

Директор Института регионального развития, член Общественной палаты Твери, лидер движения «Чего хочет Тверь» Павел Парамонов.

Полную запись беседы слушайте в плеере ниже.