Общество

Павел Парамонов: В Речном вокзале можно сделать музей речного флота России

Обсуждаем ключевые события прошедшей недели.
Директор Института регионального развития, член общественной палаты Твери, лидер проекта "Чего хочет Тверь" Павел Парамонов.

Директор Института регионального развития, член общественной палаты Твери, лидер проекта "Чего хочет Тверь" Павел Парамонов.

Итоги недели обсуждаем с директором Института регионального развития, членом общественной палаты Твери, лидером проекта «Чего хочет Тверь» Павлом Парамоновым.

- Глава администрации Твери Алексей Огоньков отчитался о проделанной работе, каковы ваши впечатления?

- Отчёт стандартный, каких-то резких, интересных информационных поводов он нам не даёт. Этот документ более 180 страниц. Интересно, изучили ли его депутаты Тверской городской думы? У меня он есть на руках. Мне всегда интересно, что с доходной частью, как используется муниципальное имущество, с какой эффективностью работают муниципальные предприятия, как используются земельные активы, что у нас с приватизацией? Я посмотрел и, с моей точки зрения, не всё хорошо. У нас большой, если не огромный потенциал для доходной части, но МУПы убыточны, управляются они зачастую не должным образом, не очень эффективно. Имущество муниципальное используется тоже не очень эффективно. Не очень внятная картина с микро и малым бизнесом. Экономическое состояние города не самое замечательное, не смотря на все отчёты. Но, депутаты приняли отчёт и особых дискуссий не возникло.

- Доходы города за год составили 6,8 млрд. рублей, расходы 7,3 млрд., дефицит - 480,6 млн. рублей. Исполнение доходной части - 100,1% и 97% - расходной. Рассматривая финансовые показатели, как вы можете оценить работу сити-менеджера и его команды?

- Мы видим, что цифры, как минимум, нормальные. Одна из задач администрации города и сити-менеджера — выполнять бюджет, находится в его рамках. В данном случае, без всякого сомнения, всё исполнено.

- Но уже в который раз бюджет принимается дефицитный. Нормально ли возлагать на бюджет больше того, на что он способен?

- Да, я считаю, что это совершенно нормально в разумных пределах. Особенно в нынешней ситуации, когда экономика испытывает определённые проблемы. Если отойти от модели городской экономики и рассматривать бизнес-модель, то чаще всего доходы меньше расходов происходят из-за инвестирования во что-то. Соответственно, то, что сегодня мы не добираем, через год, два, три доходная часть это перекроет и мы получим возврат инвестированных денег. Мы должны отдавать себе отчёт, что Тверь генерирует гораздо больше доходов, чем отражено в документе. Просто налоговая и бюджетная системы таковы, что огромная часть доходов изымается, чтобы вернуться в виде субсидий, субвенций и прочее. Поэтому все эти цифры достаточно виртуальные. Но, важнейший аспект, на который может влиять администрация города, это повышение доходной части бюджета, здесь есть большой потенциал, также, как и в расходной части. К сожалению, из года в год, мы не видим бюджета развития, с аргументацией, что на это нет денег. Я с этим категорически не согласен.

- Депутаты высказали удивление, почему до сих пор не решена судьба трамвайного парка на площади Капошвара, почему этот лакомый кусок земли до сих пор стоит без дела. Что с ним делать?

- В любом городе всегда существуют уникальные локации, уникальные места. Так вот, это место такое. Если мы за хорошие деньги просто продадим трамвайный парк, то я считаю, что мы просто испортим территорию. Меня часто обвиняют, что я рисую «Нью-Васюки», но если не рисовать будущее, то ничего и не будет происходить. Предположим, давайте построим там концертный зал. Я понимаю, что сегодня это странно, но это знаковое место. Давайте построим музей… Таких знаковых мест в городе на вес золота.

- Дан старт экспертным встречам проекта «Чего хочет Тверь». Она прошла в ГИБДД и была посвящена предложением участников проекта по обеспечению дорожной безопасности. Каковы впечатления и оценки от первой встречи?

- Такими встречами проект «Чего хочет Тверь» перешёл к основной своей части. Первая часть заключалась в сборе идей, она успешно удалась, сейчас существует более 1000 идей. Теперь же у нас начались встречи участников проекта с приглашёнными специалистами: силовиками, чиновниками, бизнесменами... По первой из них - у нас состоялся хороший диалог, который закончился выработкой определённых рекомендаций. Разговор был весьма предметный. Важно, что всегда нам не хватает коммуникаций. Чаще всего это только письменные обращения в инстанции, а не непосредственно встречи. Большой плюс экспертных встреч, и прошедшей и будущих, это непосредственный контакт. Следующая встреча посвящена дорогам и пройдёт в Дорожном фонде. У нас до конца июля масса таких встреч и все их будем стараться делать на просто за столом, а на той территории, где проблемы могут быть решены. На таких встречах нам важно не собрать там аудиторию, которая сидела бы и слушала, а нам необходимо, чтобы аудитория разговаривала, предлагала своё видение решения проблем, выражала мнение в открытую.

- Предлагаю поговорить про ещё одну территорию города, на которую многие бы хотели покуситься, про ипподром. Он уже больше месяца стоит закрытым на замок. Новая администрация учреждения обещает ипподром, который сейчас в сильном запустении, развивать. Жители близлежащих домов опасаются, что 13 гектаров земли — территория ипподрома, просто пустят под застройку. Что делать с ипподромом, развивать или продавать?

- Всё это относится к той же категории, что и депо на площади Капошвара. Или стадион Центральный, или Речной вокзал. В нашем городе есть точки и определённые объекты, которые сегодня умирают, или уже, по большому счёту, умерли. Это советское наследие. Что такое ипподром? Сегодня реально мало кто представляет, что это такое. Инфраструктура такого объекта крайне затратная. И если сегодня руководство ипподрома говорит, что будет что-то развивать, я им не верю. Чтобы ипподром стал ипподромом, нужны большие инвестиции. Он должен стать серьёзной точкой притяжения не только для болельщиков, но и для профессионалов конного спорта. Это очень, очень, очень затратная вещь. Ипподром работает в Москве, работает в Чечне, где он был восстановлен за серьёзные федеральные деньги. Поэтому, перспектив восстановления ипподрома в Твери я не вижу. Поэтому возникает вопрос: что делать? С такими площадками надо крепко думать. Я не могу сказать, что у меня есть ответ про ипподром. Вот в Речном вокзале можно сделать музей речного флота России. Там есть своя логика. Такого рода музея в России в принципе нет. С ипподромом намного сложнее, так же, как и с Центральным стадионом. Действительно, самое первое, что напрашивается, снести всё к чёртовой матери и застроить домами. Но тут сразу же будет заложен конфликт с жителями, чьи окна сейчас выходят на какое-то пространство. И их можно понять. Нужно создавать какие-то комиссии, которые будут изучать вопрос, будут разговаривать с горожанами. К этому нужно подойти очень и очень аккуратно. Не хотелось бы тупого решения — застроить. Решение нужно выносить на специальное обозрение, собирать предложения, думать над ними, прорабатывать, просчитывать и приходить к какому-то интересному решению, чему, в общем-то, и служит проект «Чего хочет Тверь».

Всю беседу слушайте в плеере ниже.