Премия Рунета-2020
Тверь
+9°
Boom metrics
Общество15 января 2014 12:10

Вместо извинений за офицерские звезды, Илья Фарбер начал угрожать журналисту «Комсомолки»

Сказав, что ему трудно сдержаться, бывший арестант посоветовал держаться от него подальше
Источник:kp.ru
Фарбер так и не извинился. Зато начал угрожать

Фарбер так и не извинился. Зато начал угрожать

Фото: Алексей КОСОРУКОВ

Илья Фарбер, скандальный арестант-взяточник, который освободился по УДО из Тверского СИЗО 10 января, неожиданно вновь вернулся в Тверь из Москвы. Напомним, что, выйдя на волю, на глазах у десятков журналистов Фарбер прошелся по офицерским звездочкам, которые под его ногами рассыпал сын Петр. Этот отвратительный поступок вызвал бурный резонанс и осуждение, но внятного объяснения - зачем экс-арестант так поступил - от него так и не последовало.

Освободившись, Илья Фарбер заявил, что планирует заняться правозащитной деятельностью (в том числе вместе с Толоконниковой и Алехиной). И вот он приехал в Тверь на апелляцию по делу Натальи Забулоновой, риэлтора-мошенницы, беременной женщины. Она, как это доказано в суде, использовала подложные документы и переоформляла на бизнесменов земли, находящиеся в федеральной собственности. Ее приговорили к трем годам колонии.

Приехать Фарбера попросили родственники осужденной. Но бывший арестант вместе с сыном опоздал на три часа и на апелляцию так и не попал, хоть к суду и подъехал. Там мы и встретились.

Его было не узнать. Где та белая рубаха и образ Фанфана-тюльпана? Где гордо поднятая голова? Где велеречивость? Завидев меня, он стал угрюм, растерян и даже зол. Вот такой странный разговор у нас состоялся в парадной областного суда. (смотрите видео).

- Вы действительно не собираетесь извиняться за звезды?

- Перед кем извиниться за звезды?

- Вы не понимаете перед кем? Перед теми, кто носит погоны.

- А вы понимаете что-нибудь в этом вообще?

- Да, я понимаю.

- Нет, вы даже не понимаете, как брать репортаж, вы не понимаете ни хрена, на мой взгляд.

- Почему? Объясните свою позицию. Извинитесь хотя бы перед ветеранами, которые носили эти звезды.

- Эти звезды из военторга.

- И их покупают, чтобы вешать на погоны.

- Вы уверены в этом?

- Да, уверен. То есть вы не чувствуете своей вины?

- Ну, хорошо. Думайте так. Вы просили объяснить, почему ничего вы не понимаете, на мой взгляд, по вашим репортажам, по вашим фотографиям, которые, кстати, некоторые удачные, спасибо большое.

- Пожалуйста.

- Но ваши статьи они оскорбляют не только вас, но и те порталы новостные, где они появляются. Поэтому, на мой взгляд, вам надо или бросать профессию, или поучиться.

- Я над этим подумаю.

- Сменить имя, фамилию, потому что вы уже себя зарекомендовали под этими данными.

- Я учту ваш совет.

- Я думаю, что многие уже поняли, что такое Алексей Косоруков. Думаю, что мне не придется говорить по этому поводу еще что-то.

- И что вы поняли в отношении меня.

- Я уже ответил. Может, я сейчас сделаю рекламу вам...

- Мне реклама не нужна.

- Да? Фотографии ваши заслуживают внимания, и я благодарен за пару снимков. Я вам советую встретиться со специалистами по государственной символике, ветеранами, просто вправить себе мозги. Я вам вообще советую - не надо со мной встречаться, тем более в период условно-досрочного освобождения.

- Вы боитесь, что сорветесь?

- Да. Мне трудно с вами общаться.

- А что вы хотите сделать?

- Я хочу вас не видеть, это самое мягкое, что мне хочется от вас.

Далее Илья Фарбер разговаривать отказался. Воспринял ли я его угрозы всерьез? Пожалуй, нет. Если честно, я вообще Фарбера отказываюсь воспринимать всерьез. Единственное, чего мне хотелось, - добиться от него извинения перед теми, кого он оскорбил, потоптавшись по звездам. Увы. Этого не произошло.

Вместо послесловия

Уже вечером, после нашей встречи в суде, Илья Фарбер решил зайти в редакцию тверской «Комсомолки» и, все таки, объяснить свою выходку — почему он прошелся по звездам.

- Мне понравилось то, что придумал мой сын, я мгновенно понял что он хотел этим сказать и поддержал его в этом. Потому, что на мой взгляд, это очень важно сейчас — высказаться на тему: что же важнее, знаки отличия или человек, людские судьбы или галочки, звездочки ради которых люди обличенные властью совершают преступление. Очень много людей незаконно арестовывается и незаконно помещаются в следственные изоляторы, отправляются потом в колонии, ради очередной звезды на погонах. Я глубоко убежден, что те, кто имеет ум, честь и собственное достоинство никак не был оскорблен и в принципе не может быть оскорблен нашим с Петром поступком. Я прошел по звездам выйдя из тюрьмы и эти звезды бросил к моим ногам мой сын. Это очень красиво и заставляет задуматься об очень важных вещах. Я рад, что об этом задумались, стали это обсуждать, и я не хотел бы чтобы это обсуждение прекращалось. И благодарен в том числе журналистам, которые в ту или другую сторону разгоняют волну этого обсуждения. Наши деды воевали не за знаки отличия, а за нас, за свободу, за свою землю.

ЕСТЬ МНЕНИЕ «Звездный час» сельского учителя Дмитрий СТЕШИН Мне сложно сказать, кто и что украл в несчастной сельской школе, где господин Фарбер учительствовал. Я так толком и не понял, хотя прочел про эту историю множество статей и вначале был на стороне осужденного. Но, чем глубже коллеги копали это дело, тем явственней чувствовалась неадекватность персонажа реалиям жизни (читать далее). Потешив своего отца, Петр Фарбер оскорбил моего Ульяна СКОЙБЕДА Он шел прямо по ним. По золотым офицерским звездам, которые рассыпал перед ним кудрявый сын. Топтал их. Он - это взяточник, преступник Илья Фарбер, условно-досрочно освобожденный сегодня из колонии. Факт взятки признали все суды, которых было немало. УДО - не реабилитирующее обстоятельство. Слова застывают в горле. Говорить о том, скольких людей оскорбили отец и сын, и каких людей - значит, метать бисер перед свиньями. Фарберы не поймут, а прочим людям комментарии не нужны (читать далее).

ЕСТЬ МНЕНИЕ

«Звездный час» сельского учителя

Дмитрий СТЕШИН

Мне сложно сказать, кто и что украл в несчастной сельской школе, где господин Фарбер учительствовал. Я так толком и не понял, хотя прочел про эту историю множество статей и вначале был на стороне осужденного. Но, чем глубже коллеги копали это дело, тем явственней чувствовалась неадекватность персонажа реалиям жизни (читать далее).

Потешив своего отца, Петр Фарбер оскорбил моего

Ульяна СКОЙБЕДА

Он шел прямо по ним. По золотым офицерским звездам, которые рассыпал перед ним кудрявый сын. Топтал их. Он - это взяточник, преступник Илья Фарбер, условно-досрочно освобожденный сегодня из колонии. Факт взятки признали все суды, которых было немало. УДО - не реабилитирующее обстоятельство. Слова застывают в горле. Говорить о том, скольких людей оскорбили отец и сын, и каких людей - значит, метать бисер перед свиньями. Фарберы не поймут, а прочим людям комментарии не нужны (читать далее).