Общество4 мая 2011 18:00

Полковник авиации из Твери борется за звание "Героя России", которое он должен был получить еще 28 лет назад

Евгений Коновалов уверен, что его подвиг незаслуженно забыт. Он посадил свой самолёт по сценарию сложнее, чем лётчики в Коми на аэродроме Ижма

Евгений Давыдович Коновалов – полковник авиации в праздник на его кители красуются награды, самые дорогие – Орден Красной Звезды, полученный за освоение новой авиационной техники, Орден за службу Родине, Медали за службу Родине I, II и III степени и другие. Все они были вручены Евгению Давыдовичу за 51 год службы в рядах авиационных войск Советского союза. Последнюю получил в 1998 году, когда увольнялся на пенсию. С тех пор он рассказывает внукам о том, как летал на МИГах, что случалось в его военном прошлом. Жил он спокойно, с чувством выполненного долга, пока однажды из выпуска новостей не услышал о происшествии на крохотном аэродроме Ижма в республике Коми, куда приземлился ТУ-154 в сложных метеоусловиях. Посадка была вынужденной, произошёл отказ системы электропитания. Если говорить на бытовом языке, то навигационные приборы и насосы, которые качают керосин из топливных баков вышли из строя. Борт тогда следовал из Мирного в Москву. Подвиг лётчиков признали, командира и второго пилота наградили званием Героев России. Подробнее об этом читайте в материале: «В Коми Пилоты борта Полярный - Москва совершили аварийную посадку в стиле кинофильма «Экипаж».

- Вот тогда-то у меня на сердце и стало неспокойно, - рассказал Евгений Давыдович. – Я практически всю свою жизнь прослужил сначала в Туркестанском военном округе, а затем уже в Среднеазиатском. Так вот у меня там тоже был случай. Я обучал на МИГ-23 командира взвода и условия у нас тогда были в разы сложнее, что у тех, кто был на борту ТУ-154. Если говорить детальнее, то видимость у нас была 1 – 1,5 километра, а облака стелились по земле. Ко всему прочему, у нас произошёл отказ навигационной техники, пропала связь. По правилам безопасности, мы должны были катапультироваться, но сделать этого не позволили моральные устои. Ведь летели над жилым городом, тогда областным центром Талды-Курган. Мы не видели земли, но тут сквозь облака показался маленький кусочек суши, туда я и посадил свой МИГ.

Этот случай произошёл ещё в далёком 1983 году. В то время в Советском Союзе звание Героя Советского Союза вручали только лишь посмертно, поэтому поступок Евгения Давыдовича оценили как рядовой. Но он, услышав, об Ижме решил добиться справедливости.

- Сначала я написал в Министерство обороны России, но там ответили, что сейчас там ведётся работа только с теми, кто был приставлен к награде, но не получил её, - отмечает военный лётчик. – А мой случай другой, его не оценили, меня к награде не приставили, а значит, и говорить не о чем. Затем рассылал ещё много писем, подкреплял свои слова письмами тех, кто был тогда рядом и видел, каково это было, удержаться в небе и спасти мирных людей. Однако, никого из чиновников все эти слова не убедили. Евгению Давыдовичу отказали в повторном рассмотрении дела, ответив, что за большим сроком давности, это сделать невозможно. Но разве есть срок давности у подвига? - Я хочу, чтобы был признан мой подвиг, потому что считаю, что заслужил Орден мужества, - говорит Евгений Давыдович. – Тогда это считалось нормальным, после приземления мы с мужиками выпили 100 грамм, пожали руки и разошлись, довольные, что удалось удержать в небе борт, не рухнули на жилой город. А сейчас я понимаю, что заслужил эту награду и хочу её получить, чтобы всё было по совести.

Ордена и медали украшают китель Евгения Давыдовича

Сейчас Евгений Коновалов отправил в Конституционный суд России пакет документов со всеми свидетельскими показаниями очевидцев и продолжает надеется, что хоть там он добьётся признания.

Тем временем, в Военной прокуратуре России есть своё мнение на происходящее.

- Отстаивать собственное мнение – право любого гражданина нашей страны. Если он считает, что заслуживает награды, может бороться, но нужно понимать, что его мнение субъективный взгляд, несмотря на то, что его подтверждают очевидцы. Тем более, что прошло уже почти 30-ть лет, логично ли задавать такие вопросы по прошествии такого количества времени? В то время он выполнил свой служебный долг, это нормально.