2020-07-17T19:54:15+03:00

С 1 июля в России действует обязательная маркировка лекарств

Исполнительный директор Ассоциации Международных фармацевтических производителей Владимир Шипков.Исполнительный директор Ассоциации Международных фармацевтических производителей Владимир Шипков.

На новую систему должны были перейти 300 тысяч участников рынка, но из-за коронавируса не все уложились в срок

С 1 июля в России действует обязательная маркировка лекарств

00:00
00:00

Е. Афонина:

- У нас прошел очень интересный круглый стол на тему «Маркировка лекарственных препаратов. Что дальше?» Напомню, что с 1 июля в России действует обязательная маркировка лекарств. Ну и, понятно, что, если внедряется такой сложный процесс, то возникает очень много вопросов, трений, неувязок, именно поэтому мы пригласили для участия в круглом столе, который, кстати, длился более трех часов, более десятка экспертов, спикеров. Это были и представители столь уважаемых компаний по производству фармпродукции, были те, кто эту фармпродукцию реализует, были представители власти. Но основную тему этой дискуссии подсказал исполнительный директор Ассоциации Международных фармацевтических производителей Владимир Шипков. Владимир Григорьевич, вот мы обсуждали эту болезненную как для одной стороны, так и для другой, тему и как вам кажется, почему все-таки нет общего видения, как решать этот сложный, ну, практически переходный период?

В. Шипков:

- Благодарю вас, Елена и уважаемые радиослушатели, видение стратегическое, безусловно, есть. И принципиальное заявление с нашей стороны заключается в том, что мы фактически были инициаторами этого процесса, мы главные инвесторы в создании продукта под названием «маркировка», который обеспечивает прозрачность и предсказуемость рынка, оптимизирует принятие решения для государств-участников рынка и для потребителей, в том числе. И стратегически мы абсолютно на одной платформе, на одних позициях, мы немножко расходимся в оценке состояния проекта как такового, степени его готовности как самой системы, так и участников рынка. И наша обеспокоенность заключается в том, что мы, как социально ответственная индустрия, работающая в Российской Федерации, обремененной ответственностью международной, репутационной, этической и вообще наша миссия заключается в обеспечении доступности, максимальной доступности современных эффективных препаратов для населения Российской Федерации. Наша обеспокоенность именно в этой плоскости заключается, как бы реализация без соответствующей апробации, без тестирования на различных режимах с участием всех участников процесса…

Е. Афонина:

- Проблема именно техническая. Потому что другая сторона говорит – вам сколько переходного периода ни давай, все равно окончательно невозможно подготовиться. Вы согласны с этой точкой зрения или нет? Лучше, может быть, как в холодную воду прыгнуть и начать работать?

В. Шипков:

- Нет, не согласен. Потому что да, в декабре прошлого года, в конце декабря, нам дали дополнительный период – полгода – но этот период был поглощен пандемией COVID-, которая фактически внесла очень серьезные коррективы. И с точки зрения реализации хозяйственных договоров на поставку оборудования, на отладку систем IT, программного продукта, на обучение сотрудников методам работы на этом оборудовании, географическими, политическими ограничениями и вообще проблемы нехватки лекарственных препаратов в условиях пандемии COVID-19, для всех систем здравоохранения. Я хочу сказать вашим радиослушателям, что весь мир – от Соединенных Штатов, Европы, Австралии, Японии, Швейцарии – все страны сейчас стремятся найти оптимальные пути повышения доступности препаратов, прежде всего, создать необходимый запас прочности. Так вот, те полгода, которые были де-юре даны, к сожалению, не могли быть реализованы в полной мере с точки зрения обеспечения и доступности, поскольку действовали естественные в условиях пандемии, глобальной пандемии, ограничения. И можно по-разному оценивать, кто более эффективно, кто менее эффективно использовал этот период или предыдущий период с точки зрения подготовленности, но факт остается фактом. Система, на наш профессиональный взгляд, а мы оценивали не только готовность производителей, и вопрос не только и не столько в готовности производителей, за производителей, по крайней мере, нашей ассоциации, я не беспокоюсь. Я больше беспокоюсь за готовность самой системы, за готовность других участников рынка, а их там должно быть порядка 300 тысяч. И мы видим, что для очень многих участников товаропроизводящих цепочек нужны еще такие элементарные образовательные процессы, они не знают, как работать с маркированной продукцией и вообще не имеют достаточного представления. Но проблему-то будут испытывать, прежде всего, потребитель, пациент. И производитель тоже. Потому что ведь если лекарства, произведенные тем или иным производителем, не сможет дойти до потребителя в больницы или в аптеки, не может быть приобретено, кому от этого хорошо? И вот в чем предмет нашей обеспокоенности, поэтому…

Е. Афонина:

- Владимир Григорьевич, а где здесь может быть сбой, вот чтобы наши радиослушатели просто понимали – вот в этой длинной цепочке где слабые звенья, которые могут привести к тому, о чем сейчас уже начинают говорить все громче и громче. А не будет ли проблем с лекарствами, а не подорожают ли они? В этой логически, как вы сами подтвердили, правильно выстроенной цепочке маркировки где сбой сейчас?

В. Шипков:

- Трудно выделить сейчас какое-то одно звено или элемент цепи, наиболее чувствительное. Недоработки есть на каждом звене этой товаропроизводящей цепочки. Поэтому проблема заключается в том, что эти звенья не были оттестированы. А мы вместе с регулятором, вместе с правительством являемся фактически свидетелями запуска столь масштабного и ответственного мегапроекта под названием «Цифровая маркировка в лекарственном обеспечении». Подчеркиваю, это не шуба, это не алкоголь, не табак, когда нехватка того или иного продукта не будет замечена и не вызовет, не дай бог, напряженность социальную. Речь идет о лекарственном препарате, о всей номенклатуре лекарственных препаратов, поэтому мы столь ответственны к реализации этого проекта как такового.

Е. Афонина:

- Владимир Григорьевич, вот мы с вами были свидетелями того, что в отношении некоторых, очень важных для определенной категории пациентов препаратов решения принимаются вручную. У нас в стране нельзя этот препарат продавать, где-то он продается, говорят «надо», и тут же он появляется. Но опять же для определенной категории. Вот то, о чем мы сейчас говорим, вот это управление в ручном режиме относительно некоторых препаратов, оно снимает эту проблему или она появляется еще больше?

В. Шипков:

- Даже пытались некоторые коллеги привести позитивные примеры ручного управления. Да, это, возможно, сильная сторона российского менеджмента вообще, так сказать, ручное управление. Но мы-то создаем мегацифровую, мегасовременную систему. Должна работать система, в автоматизированном режиме. Понимаете, у нас, возможно, самые продвинутые компании, заинтересанты, которые вынесли на своих плечах и предлагали решение для других, сейчас вынуждены по 30-40 раз пытаться войти в личный кабинет МДЛП и безрезультатно. Ну, это самые продвинутые. А что же говорить о тех, которые еще не имеют никакого представления? Вот мы о чем. Мы говорим, что система нуждалась в апробировании на всех возможных режимах нагрузки, но, раз этого не произошло, мы сейчас говорим, по крайней мере, о плавном, мягком, доброжелательном механизме решения тех проблем легитимных, которые предоставило правительство и его величество законодатель.

Е. Афонина:

- Какие сейчас шаги вы будете предпринимать?

В. Шипков:

- Намерен написать дополнительное обращение в правительство на имя одного из вице-премьеров, курирующих социальную сферу и здравоохранение, и мы предлагаем конкретные формулировки, каким образом обеспечить беспрепятственный доступ препаратов, произведенных до 1 июля, но оказавшихся заблокированным. И это факт. Миллионы, десятки, если не сотни миллионов упаковок сейчас оказались заблокированными. И мы должны найти решение. Вот о чем мы говорим и еще раз – никоим образом никто в мыслях даже не мог себе представить найти какие-то способы там уйти от опрозрачивания своей деятельности. Мы абсолютно транспарентны, законопослушны и как раз добиваемся создания благоприятных условий для исполнения законодательства Российской Федерации.

Е. Афонина:

- Это была возможность узнать об итогах нашего круглого стола, посвященных маркировке лекарственных препаратов и итоги этого мероприятия подводил в нашем эфире исполнительный директор Ассоциации Международных фармацевтических производителей Владимир Шипков. А деловые пятницы «Комсомольской правды» и вот такие круглые столы – это возможность встретиться и представителям бизнеса, и представителям рядовых граждан, предпринимателей и власти на одной площадке, для того, чтобы поговорить , обсудить важные проблемы и, по возможности, найти решение. Спасибо огромное, Владимир Григорьевич.

В. Шипков:

- Спасибо вам, Елена. Спасибо, радиостанция. Спасибо радиослушателям за терпение и интерес к этой весьма чувствительной проблематике.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ