Общество24 ноября 2021 15:25

Удержать Калинин: Как начиналась оборона столицы Тверской области

«КП»-Тверь» обратилась к текстам исследователей и очевидцев
Немецкие части вошли в Калинин, но продержались там сравнительно недолго, всего два месяца. Фото: waralbum.ru/Бёмер (Böhmer)

Немецкие части вошли в Калинин, но продержались там сравнительно недолго, всего два месяца. Фото: waralbum.ru/Бёмер (Böhmer)

В преддверие 16 декабря - 80-летия освобождения столицы Верхневолжья от гитлеровских войск - наша редакция решила напомнить, как тогда осенью-зимой 1941-го развивались события, в том числе обратившись к живым воспоминаниям участников боев и документальной прозе о Великой Отечественной войне.

Но прежде надо пояснить тем, кто не знает или забыл, почему взятие Калинина было стратегически важным делом для немецкого командования.

Немецкие солдаты и танк в Калинине. Фото: waralbum.ru/Бёмер (Böhmer)

Немецкие солдаты и танк в Калинине. Фото: waralbum.ru/Бёмер (Böhmer)

Тут мы обратились к авторитетной статье доктора военных наук, профессора Михаила Хетчикова «Воинская слава калининских сражений». Она опубликована в историко-публицистическом сборнике «Город фронт - город воинской и трудовой славы», выпущенном к 75-летию освобождения нашего города от немецко-фашистких захватчиков.

Михаил Хетчиков поясняет, что, выделяя силы для наступления на Калинин, немецкое командование планировало решить три взаимосвязанные задачи:

«Первая. Совместными усилиями 9-й полевой армии группы «Центр» и 16-й полевой армии группы «Север» во взаимодействии с 3-й танковой группой сначала окружить. А затем уничтожить 22-ю и 29-ю армии Западного фронта, соединение которых советское командование могло использовать в критический момент в качестве резерва.

Вторая. Захватив крупный транспортный узел, лишить советское командование возможности маневрировать силами между фронтами даже в том случае. Если 22-я и 29-я армии не будут окружены и разгромлены.

Третья. Осуществить глубокий охват Москвы с севера, а Ленинграда - с юга.

Замыслом предусматривалось, что после захвата Калинина 3-я танковая армия должна будет, удерживая частью сил город до подхода пехотных дивизий 9-й полевой армии, развивать наступление на Торжок, затем на Вышний Волочек, а частью сил вести усиленную разведку до рубежа Кашин - Бежецк - Пестово…»

Доктор военных наук указывает на то, что эти планы сорвались, а противоборство за Калинин непосредственно в нем, вблизи, а также и на дальних подступах обернулось ожесточенными сражениями.

Батарея советских 76,2-мм полковых пушек ведет огонь по противнику в районе Калинина. Фото: waralbum.ru/Александр Капустянский

Батарея советских 76,2-мм полковых пушек ведет огонь по противнику в районе Калинина. Фото: waralbum.ru/Александр Капустянский

Хетчиков авторитетно отмечает важный момент:

«Сегодня мы имеем основание утверждать: положительные результаты противоборства в районе Калинина оказали существенное влияние не только на исход Московской битвы, но и на исход битвы за Ленинград».

Не будем подробно останавливаться на сражениях наших частей с немцами на дальних подступах к Калинину, на пути от Смоленска. Однако, обратившись к статье Хетчикова, приведем процитированный там рассказ одного из участников тех боев (в Оленинском районе) Ивана Петровича Сенкевича:

«На рассвете 8 октября появились вражеские бомбардировщики. Почти одновременно с первыми взрывами бомб заговорила немецкая артиллерия. Казалось, горел каждый метр земли. Через минуту вообще не стало ни земли, ни неба - лишь сплошной огонь и дым. Когда враг перенес огонь на следующий рубеж, началась атака. Сквозь редеющий дым вырастали зеленые фигурки - первая цепь автоматчиков. В ответ ударила наша артиллерия и минометы…

Зеленая цепочка распалась. Но за ней появилась вторая, затем третья, четвертая. Фашисты бежали не пригибаясь, падали, сраженные нашим огнем, а по их трупам бежали все новые и новые цепи. Казалось, встают мертвецы и снова с остекленевшими глазами бросаются в атаку. Это был штурм. Под градом пуль и снарядов немцы отошли. Бой затих, однако вскоре атака повторилась - еще более яростная. Снова вспыхнула битва, которая не прекращалась до вечера. В течение дня было отбито девять атак».

А вот отрывки из приведенных в той же статье воспоминаний другого участника тех событий Юрия Арсентьевича Зеленова. Это уже о Калинине:

«Помню очень тревожный день 13 октября, когда жители покидали родной город. Людская река текла беспрерывно. Уходили и стар, и млад. Наш отряд во главе с капитаном Сысоевым стоял у входа на Волжский мост. Вместе с нами были командиры с четырьмя шпалами и даже с ромбами (четыре шпалы – полковник или полковой комиссар, ромбы носил только высший начальствующий состав из военно-политического управления Красной армии – Ред.). Из толпы мы отбирали мужчин в военной форме и молодых крепких парней, которые по возрасту должны были надеть такую форму. В городском саду им выдавали винтовки. Патроны. Гранаты. Тут же формировались взводы и роты, которые сразу уходили на передний край».

Михаил Хетчиков указывает на то, что немецкие бронетанковые соединения примерно в это время подходили к городу двумя колоннами: по маршруту Зубцов - Старица - Калинин и по маршруту Зубцов - Лотошино - Пушкино - Калинин:

«Первое столкновение произошло около 9:00 в районе деревни Даниловское - первый отряд немецкой разведки был обстрелян отрядом заграждения 5-й стрелковой дивизии и вынужден был остановиться в ожидании основных сил…

Во второй половине дня 13 октября 1-я танковая дивизия противника предприняла первую попытку овладеть городом одновременно на двух направлениях. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки части дивизии атаковали 142-й стрелковый полк. С превосходящими силами противника развернулся ожесточенный бой, который продлился почти два часа…

К исходу дня немцам удалось потеснить защитников города на рубеж противотанкового рва в Первомайской роще, переправиться на левый берег Волги и захватить плацдарм в районе деревни Черкассы. Несмотря на явное превосходство в силах, большего они сделать не смогли».

Хетчиков указывает на то, что в течении 13 октября, а также в ночь на 14 октября, в город прибыли подкрепления для наших частей - в итоге была сформирована войсковая группировка, способная защитить город с запада:

«Около 10:30 14 октября фашистские войска предприняли вторую попытку овладеть городом, нанося три одновременных удара: с севера-запада, юго-запада и юга... Особенно ожесточенное сражение произошло утром 14 октября у железнодорожной насыпи в районе Комсомольской площади».

Профессор Хетчиков приводит воспоминания советского командира Петра Степановича Коновалова об ожесточенности боев за город в первые дни:

«Сотни боев провели части дивизии за четыре месяца в оборонительных и наступательных боях. Но в таком бою, как на окраине Калинина, в районе Мигалово, Мамулино, участвовать не доводилось. Это был настоящий ад. Даже и сегодня не верится, что с такими малочисленными силами можно сдерживать в десятки раз превосходящие силы врага, поддерживаемые танками и авиацией…»

А вот отрывки из воспоминания еще одного из участников обороны города - сражавшегося в составе истребительного отряда Николая Антоновича Шушакова:

«14 октября бой переместился на городские улицы. Одна из схваток произошла у старого волжского моста. У здания, где размещалось Управление внутренних дел (в настоящее время — это здание медицинского университета). Первый этаж здания занимал штаб 30-й армии. В связи с угрозой прорыва немцев со стороны «Пролетарки» штабная рота утром 14 октября заняла оборону по реке Тьмаке у городского сада и у здания облисполкома (сейчас там музей и картинная галерея).

В 15 часов к ним присоединилась группа бойцов истребительного батальона УНКВД под командованием майора Г.А. Митькова. Это были в основном офицеры Управления накануне участвовавшие в бою у Мигалово.

Около 17 часов со стороны улицы Софьи Перовской появились немецкие танки. За ними шла пехота. Когда танки подошли к мосту через Тьмаку. Со стороны Советской ударила пушка. Передний танк остановился перед мостом и дал ответный выстрел. Отважную «сорокопятку» разнесло вместе с расчетом...

Кроме винтовок и карабинов встретить танки нам было нечем. В это время из-за подбитого танка появились автоматчики. Под прикрытием пулеметного огня они заскочили в здание школы №6 и стали бить по нам из окон второго этажа. Ведя прицельный огонь из-за решеток городского сада и здания УНКВД, мы блокировали эту группу. Потом немцы поставили пулемет на колокольне, возвышающейся за стадионом. И наши позиции оказались в зоне огня.

В это время немцы заходят нам в тыл со стороны Волги. Мы опередили их, встретили залповым огнем, гранатами и уничтожили эту группу».

Продолжение истории сражения за Калинин, в том числе из книги непосредственного участника боёв за город, полковника в отставке, журналиста Григория Самойловича Каца, читайте скоро.