Премия Рунета-2020
Тверь
+17°
Boom metrics
Общество25 мая 2022 13:40

«Свои звания и регалии мы оставили дома»: Врач из Твери рассказал, как работал с коллегами в больнице Луганска

Две недели тверские медики-добровольцы работали в госпиталях ЛНР
Тверские врачи у памятника российским добровольцам, открытого в Луганске в 2018 году. Фото: из архива Максима Петрушина.

Тверские врачи у памятника российским добровольцам, открытого в Луганске в 2018 году. Фото: из архива Максима Петрушина.

Пятеро тверских медиков-добровольцев недавно вернулись из поездки в Луганскую народную республику. Там они помогали местным коллегам - плечом к плечу работали в госпиталях, спасали раненых бойцов и мирных жителей.

Это известные в Твери врачи - главный анестезиолог-реаниматолог Областной клинической больницы Максим Петрушин, травматолог-ортопед ожогового отделения ОКБ Степан Шинкарёв, завотделением хирургии горбольницы №6 Алексей Хохлов и завотделением хирургии медико-санитарной части №57 Федерального медико-биологического агентства из Конаковского района Юрий Блиновсков - а также старшая операционная сестра медико-санитарной части №57 Любовь Конькова.

Опыта и сложных случаев этим медикам хватает и на своей работе… В Луганск они отправились по другой причине. Зачем – об этом «КП»-Тверь» рассказал Максим Петрушин.

Слева направо: Алексей Хохлов, Степан Шинкарёв, Любовь Конькова, Юрий Блиновсков, Максим Петрушин. Фото: из архива Максима Петрушина.

Слева направо: Алексей Хохлов, Степан Шинкарёв, Любовь Конькова, Юрий Блиновсков, Максим Петрушин. Фото: из архива Максима Петрушина.

ПРИЗНАЛСЯ НА ПЕРРОНЕ

Свою поездку заранее медики не афишировали. Взяли на работе отпуск. Всем говорили, что едут в Ростов, в госпиталь медицины катастроф.

- Даже супруга моя узнала, что я еду именно в Луганск, только на железнодорожном перроне, провожая меня.

- И как же она отреагировала?

- С пониманием, - коротко отвечает Максим Петрушин. - Я ей за это очень признателен…

В ЛНР тверские врачи отправились в апреле, пробыли там две недели.

РЕБЯТА

И давно знакомых коллег, с которыми отправился в Луганск, и луганских врачей, с которыми на брудершафт пить было некогда, Максим Петрушин называет одинаково, очень тепло, как старых друзей, – ребятами. Беда сближает быстро.

- Мы туда приехали и официально устроились в Луганскую республиканскую больницу. Мы же оформляли медицинскую документацию, делали операции, давали анестезию – чтобы всё было легально, - объясняет доктор.

Несмотря на официальное трудоустройство, работали исключительно на добровольческих началах, зарплату не получали.

- Ехали не за этим. Мы же работали в инфекционных госпиталях в разгар пандемии. И знаем, что такое массовое поступление пациентов. И что такое дефицит кадров, когда привозят большое количество людей. Мы понимали, что там не хватает рабочих рук. Принеси, подай – даже этого некому делать. Все мы, кто поехал туда, - заведующие отделениями. Но свои звания и регалии мы оставили дома. «Здравствуйте, ребята, я - врач анестезиолог-реаниматолог». И всё.

Луганская больница. Фото: из архива Максима Петрушина.

Луганская больница. Фото: из архива Максима Петрушина.

НАДО ПОМОГАТЬ ЛЮДЯМ

Тверских медиков очень хорошо встретили – помощь луганским коллегам была критически необходима. По словам Максима Петрушина, сегодня в Луганской республиканской больнице осталось всего около семидесяти специалистов. А раньше там было 500 врачей. Поэтому работать тверские медики начали сразу, как приехали – с первых часов.

- Были раненые. Военные и мирные жители, которым требовалась экстренная помощь. В самом начале, когда начали поступать пациенты, ребята просто жили в больнице. Даже ночевать домой не уходили. И сейчас работают в очень напряжённом режиме, сутки через сутки.

- И как же они, держатся?

- Держатся. Надо людям помогать.

Привозят в луганскую больницу людей в основном с тяжёлыми минно-взрывными травмами.

- Это жутко, наверное…

- Ну, мы же врачи, - печально улыбается Максим Петрушин. – Нас этому учили. Знаете, когда работаешь так, без остановки, в режиме конвейера, уже ни о чём не думаешь. Там нет права на эмоции. Превращаешься в робота, который выполняет задачу, который должен выполнить её хорошо. А эмоции оставляешь дома.

- Солдаты ВСУ в больницу тоже поступали?

- Да. И мы всегда всё делали по максимуму. В первую очередь – надо оказать помощь человеку, вылечить его. А дальше пусть уже уполномоченные органы занимаются.

Максим Петрушин рассказывает обо всём очень спокойно. Удивительно было узнать, что опыт работы в военной медицине у него первый.

- Неужели не было страха?

- Поначалу адреналин был, конечно… Я в Луганске остался, а ребята поехали на передовую, в Первомайск. Я приезжал туда по санитарной авиации за бойцами. Там канонада круглосуточная. Но ты об этом не думаешь. Ты работаешь, у тебя пациент.

Впечатлила Максима Петрушина сила духа раненых бойцов. Он уверяет – все знают, зачем рискуют жизнью.

- У них настрой на победу. Я удивлялся – лежит раненый и говорит: «Я туда вернусь!». Домой не рвутся. Знают, что нас никто щадить не будет. Пока сам это не увидишь, не поймёшь… Помните, в третьем рейхе был страшный термин – унтерменш (Недочеловек – Ред.). Сейчас на западе так относятся к нам. Не надо питать иллюзий…

НАЛОБНЫЙ ФОНАРИК И ВКУСНЫЙ ХЛЕБ

Спасать людей иногда приходилось не только под грохот канонады, но и без электричества.

- С собой много не брали, да и не нужно ничего. Одежда, мыльные принадлежности. Средства гигиены, конечно, там всегда нужны. А ещё перед отъездом в Луганск я ребятам сказал – обязательно возьмите фонарики. Посмеялись, но взяли. Очень они пригодились. Электричество вырубили, мы оперировали без света, только фонарики эти.

А ещё доктор остался в восторге от местной еды.

- Колбасу луганскую даже домой с собой привёз. И зефир там обалденный. А такой хлеб вкусный, как на Луганщине, честно, нигде не ел! В четыре утра пришёл с операционной, сижу, ем хлеб с маслом и думаю: «Какой, нафиг, круассан! Вот - вкуснятина», - смеётся Максим Петрушин.

Доктор особо не признаётся, но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, как тяжела физически, а главное, морально такая работа. Как страшно было оставить семьи. Но после поездки тверские медики ещё больше укрепились во мнении, что всё сделали правильно.

- Это не только спасение жизней здесь и сейчас. Чем больше мы сделаем там, тем меньше шансов, что беда приключится здесь, у нас… Мы делали это, в том числе, ради собственных семей. Чтобы если они и видят, как стреляет «Град», то только по телевизору…

Благодарности. Фото: из архива Максима Петрушина.

Благодарности. Фото: из архива Максима Петрушина.