2019-04-09T16:38:31+03:00

Анна Федермессер в Твери: Сначала полюбите человека, а потом поднимайте вопросы об эвтаназии

Общественный деятель приехала на конференцию по обсуждению ухода за тяжелобольными пациентами
Поделиться:
Комментарии: comments1
Российский общественный деятель, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера», руководитель Центра паллиативной медицины в Москве Анна Федермессер посетила ТверьРоссийский общественный деятель, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера», руководитель Центра паллиативной медицины в Москве Анна Федермессер посетила ТверьФото: Виктория ТУШКОВА
Изменить размер текста:

Общественный деятель и основатель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Анна Федермессер приехала в Тверь для участия в Межрегиональной научно-практической конференции «Актуальные вопросы оказания паллиативной помощи». Нам удалось побеседовать с Анной Константиновной и узнать, какой должна быть паллиативная помощь.

О том, что такое паллиатив

– Это чистая постель, отсутствие боли, отсутствие унижения и близкие люди рядом – всё! Эту помощь делает не отдельная медицинская отрасль. Эту помощь оказывает конкретный персонал. По всей стране я вижу закупленные дорогие инфузоматы (аппараты для длительного, дозированного, контролируемого введения растворов пациенту. – Ред.), кислородные концентраторы, которыми не умеют толком пользоваться, и – абсолютно непрофильного пациента на паллиативных койках. Пациента, которому это не нужно. Поэтому очень важно, чтобы мы не боялись говорить о проблематике. И чтобы все понимали, что паллиативную помощь оказывают люди!

О новом законе о паллиативной помощи

– Сфера законодательства, касающаяся паллиативной помощи, очень скудна, мы не имеем многих необходимых стандартов. А когда их нет, сложно оценить качество этой помощи. Каждый регион вынужден сам, впотьмах, принимать решения, даже не представляя, что такое хорошая паллиативная помощь, а что – плохая. Принятие закона о паллиативной помощи – это самое начало, основная работа ещё впереди. Первостепенным сегодня является изменение отношения к обезболиванию и расширение понятия «паллиативная помощь», организация государственных выездных паллиативных служб, которых, подчёркиваю, в Твери нет совсем. Конечно, организация стационарного хосписа.

Об ответственности региональной власти

– Внедрением позитивного опыта и развитием паллиативной помощи должно заниматься не столько федеральное законодательство, сколько власти в регионах. Если говорить про конкретные властные структуры, то организация паллиативной помощи зависит от губернаторов. Поэтому я рада, что у нас есть поручение Госсовета, в котором написано, что высшим исполнительным органам власти субъекта Федерации, то есть губернаторам, нужно до первого сентября написать территориальную программу развития паллиативной помощи с учётом особенностей каждого субъекта.

О зарубежном опыте

– К сожалению, взять за основу конкретную модель паллиативной помощи из тех, что успешно существуют за рубежом, нельзя. Польская модель катехизирована, в сфере паллиатива там очень сильна католическая церковь. Британская модель нам не подходит в силу особенностей финансовой стороны вопроса, и так далее. В большинстве случаев наши модели несопоставимы тем, что за рубежом главный человек в паллиативной помощи – это медицинская сестра с высшим образованием. Наши медицинские сёстры такого образования не имеют. Можно заимствовать отдельные успешные моменты, но не всю модель. Я скажу больше: для Тверской области нельзя взять модель Москвы или Самары – везде разная инфраструктура. Философия должна быть единой. Организационные модели – разными.

Об эвтаназии

– Частью паллиативной помощи эвтаназия совершенно точно не является. Паллиативная помощь – это гуманная альтернатива эвтаназии. Тем не менее, я думаю, что, к сожалению для меня и моих воззрений, рано или поздно все государства придут к принятию добровольной эвтаназии. Но не сейчас. Покуда существует такая медицина, что человеку хочется иметь право на эвтаназию, надо думать не о ней, а о том, как улучшить медицину. В противном случае мы просто придём к принципам Спарты! Любой человек хочет, чтобы с помощью медицины и близких людей ему было не больно, не унизительно и не страшно заканчивать свою жизнь. Люди могут говорить об эвтаназии, потому что не получают помощи. Сначала полюбите человека! А уж потом, когда он в любом состоянии будет чувствовать себя достойно и спокойно, можно поднимать вопросы о праве человека уйти.

О формальном подходе

– Вездесущая проблема – наличие в медицинских учреждениях паллиативных коек, которые на самом деле не обеспечены ничем. Это так называемая проблема KPI (KPI – Key Performance Indicator – показатель достижения успеха в определенной деятельности или в достижении определенных целей. – Ред.). Если мы хотим продемонстрировать высшему руководству, что всё хорошо, мы берём этот показатель – количество коек. Но большое количество паллиативных коек заполнено так называемыми социальными сиротами, вообще не нуждающимися в паллиативной помощи, а нуждающимися в социальных учреждениях. А люди, которым реально нужна именно паллиативная помощь, пишут жалобы депутатам, президенту о том, что не получают лечения и поддержки. И это правда. Я наблюдаю большое отделение, заполненное паллиативными койками, на которых находятся пациенты, которым нужна гериатрия (лечение болезней стариков. - Ред.), а вовсе не паллиатив. А гериатрии у нас тоже нет. Поэтому смотришь отчётность: койки есть, и они заполнены, а помощи нет! Есть ещё такой показатель – коэффициент летальности. И это, увы, нормально для паллиатива, когда он от 68% до 84%. Но если он составляет, как это бывает часто, 0,3%? Гордиться тут нечем: это значит, что паллиативные койки занимают вовсе не паллиативные больные.

Анна Федермессер и директор тверского хосписа "Анастасия" протоиерей Александр Шабанов. Фото: Виктория ТУШКОВА

Анна Федермессер и директор тверского хосписа "Анастасия" протоиерей Александр Шабанов.Фото: Виктория ТУШКОВА

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также