В истории дачи Рябушинского много белых пятен и вопросовВ истории дачи Рябушинского много белых пятен и вопросовФото: Ирина ТАРАСОВА
2018-02-26T16:10:42+03:00

Сносить или пусть гниёт: В Вышнем Волочке никто не хочет брать ответственность за дачу Рябушинских

В Тверской области решается судьба удивительного дома с историей
Поделиться:
Комментарии: comments29
Изменить размер текста:

В Тверской области у меня два любимых города – Торжок и Вышний Волочек. Оба по-своему уникальны. Но если в первом чувствуется движение и дыхание жизни, а точнее надежды, то во втором, несмотря на то, что это моя родина, - лишь тоска и безысходность. Ощущение, что город, несмотря на сопротивление талантливых, ярких людей (которых, безусловно, очень много), все же в целом разрушается, не покидает здесь никого, особенно приезжих.

С 1991 года в Волочке, некогда гордо именовавшемся маленькой Венецией, ничего не изменилось. Лишь на смену деревянным, старым, но гармоничным постройкам в центре города выросли аляповатые разностилевые магазины и торговые центры. Архитектурные памятники здесь почему-то принято не восстанавливать, а закрывать сайдингом и плиткой. Краеведы вздыхают - исторический город умирает. Горожане вздыхают тоже, но уже по другому поводу – да, не очень это правильно, но зато хоть что-то новое в городе появляется, а то везде одни развалины прошлых веков.

Спор между теми и этими "за что-то новое" или " за сохранение прошлого" идет не только в Волочке, по всей России. Но с недавних пор именно в этом городке между Москвой и Санкт-Петербургом конфликт вокруг одного здания и вовсе вышел на федеральный уровень.

ИЗ НАСТОЯЩЕГО - В ПРОШЛОЕ

Сообщение, о том, что в Вышнем Волочке может исчезнуть уникальная дача купцов Рябушинских появилось в интернет-пространстве на днях и сразу вызвало буквально бурю споров и противоречий. Одни настаивали на том, что это никому не нужная рухлядь, а потому требует сноса. Другие утверждали, что это уникальный памятник и его однозначно надо спасать. Самое удивительное, что я, прожившая в этом городе почти 20 лет, об этом памятнике никогда не слышала. А потому звоню председателю Вышневолоцкого краеведческого общества Денису Ивлеву (с его поста в соцсети все и началось - Ред.). Совершить со мной путешествие в прошлое он соглашается тут же.

Председатель Вышневолоцкого краеведческого общества Денис Ивлев Фото: Ирина ТАРАСОВА

Председатель Вышневолоцкого краеведческого общества Денис ИвлевФото: Ирина ТАРАСОВА

Пока добираемся к месту, интеллигентный молодой человек с ясными голубыми глазами и очками Джона Леннона знакомит меня с тем городом, который я, оказывается, никогда не знала.

- Вот 1-я школа, построенная в виде самолета, как сгорела, так и стоит. А вот наш многострадальный ДК, некогда гордость города, который строила сама Фурцева, сейчас и тут все рушится. И вот, наконец, городок купцов Рябушинских, так сказать, уникальный город в городе, состоящий из 20 зданий, сохранившихся и до нашего времени. Белая и красная казармы, почта, магазин, на сегодня уже облицованный пластиком, ясли для детей рабочих…

Удивительное дело, наш автомобиль словно превратился в машину времени. Знакомые с детства, кровью вычерченные на сердце виды за окном, вдруг обрели совсем другой смысл. Мы словно попали в киношные декорации. Крепенькие деревянные дома, красивые кирпичные и с виду еще очень приличные постройки.

Дорога петляла между домиками, пока мы не свернули в небольшой проулок, по которому венами проходили трубы. Промышленная зона ХБК (хлопчато-бумажной фабрики Рябушинских) во всей своей промышленной красе. Потом еще один поворот. Еще один... Оставляем позади руины общежития. Еще 40 лет назад оно было похоже на дворянскую усадьбу, а сегодня это стены, «обглоданные» местными жителями ради крепких кирпичей. Проезжаем мимо какого-то бурелома, ранее здесь были пруды и фонтаны и, обогнув болото, наконец выезжаем к пригорку, на котором ярким праздничным тортом высится необыкновенный дом-замок.

Еще 40 лет назад это здание было целым Фото: Ирина ТАРАСОВА

Еще 40 лет назад это здание было целымФото: Ирина ТАРАСОВА

Неудивительно, что я о нем ничего не знала. Это уже не город. Здание стоит одиноко и гордо за его пределами. Рядом лишь парочка частных построек и полуразрушенные каретные сараи на заднем дворе, некогда относившиеся к единому ансамблю.

ЗАГАДОЧНЫЙ ДОМ

- Впечатляет, - первое что я произношу при виде дома. Да, он стар. Но вместе с тем необыкновенно прекрасен. Какой-то своей гармонией. Видно, что строили его с огромной любовью и надолго.

- Вообще в истории этой дачи много белых пятен. Известно, что это территория бывшего имения Заворово, которое купили Рябушинские. На месте усадьбы в 80-е годы XIX века её и построили, - беседуем с Денисом Ивлевым. - Флигель когда-то был соединен с самим домом, это был единый комплекс. Там жила прислуга. Фасадная часть – нежилая, там проходит винтовая лестница на чердак.

Снаружи здание сохранило черты своеобразной эклектики с элементами модерна. А внутри интерьеры начала XX века. Видно, что в доме делался ремонт. Скорее всего, привлекались известные архитекторы, которые работали у Рябушинских, возможно даже сам Фёдор Шехтель, построивший особняк Рябушинских в Москве. Известно и то, что в этом доме хранилась коллекция картин. Здесь бывали художники Бялыницкий-Бируля и Коровин.

Дача Рябушинских, она же Инкубаторная станция, она же Жеванова дача Фото: Ирина ТАРАСОВА

Дача Рябушинских, она же Инкубаторная станция, она же Жеванова дачаФото: Ирина ТАРАСОВА

Впрочем, это все из жизни дореволюционной. А после здесь размещался молодежный клуб, затем сюда заселили жильцов, а в подвале открыли инкубаторную станцию. В 50-е – 60-е годы в светлых гостиных, разделенных перегородками на комнатки, жили партийные начальники, руководство города. Затем ссыльные из Прибалтики, которые работали на инкубаторной станции.

- Это дом с историей, уверенно заключает мой собеседник. - Его рисовали известные художники – например, Иван Кугач написал несколько видов. Уничтожать такой кусок истории города – это просто бессовестно!

КРЫЛАТЫЙ ХРАНИТЕЛЬ ДОМА

Александра Сокина, коренного жителя этих мест, в прошлом военного летчика транспортной авиации, мы замечаем уже издали. Подпрыгивая на кочках, он подлетает на «Ниве», уверенно на скоростях заворачивает за угол дома и тут же бежит нам навстречу.

- Часто сюда приезжаете? - кричу ему издали.

- Каждый день. Жена ругается, говорит – чего тебя сюда тянет. А я не могу. С 4 лет все тут босиком оббегано. Каждый уголочек знаю. Скучаю. Поэтому каждый день прихожу сюда печку топить, да и просто посидеть...

- Как думаете, стоит ли биться за этот дом? Или нет смысла? Сколько таких деревянных строений в Волочке, не сосчитать...

Александр Сокин - Вот здесь я и жил! Фото: Ирина ТАРАСОВА

Александр Сокин - Вот здесь я и жил!Фото: Ирина ТАРАСОВА

- Не то слово! Некоторая аварийность, правда, есть. Например, где-то потолок провис, пол провалился. А в целом, крепкий он и в основном в нормальном состоянии. Нигде ничего не течет, потому что крышу перекрывали. Потолки из дуба, стены из лиственницы. Чердак и подвалы основательные. Но самое главное, что он на каркасе из железнодорожных рельсов стоит. На тех самых самых, когда Николаевскую железную дорогу строили. Да и вообще там много всего интересного. Лучше сами идите смотрите.

Поднимаюсь по высокой широкой лестнице не иначе как к трону, и замираю от вида парадной. Вот тебе и деревянный дом... Четырехметровые потолки, остатки витражей и лепнины на потолке, резные двери и камин. Да, мусор кругом, брошенные диваны 30-х – 50-х годов, тазы и кресла, подгнившие в одной из комнат доски, куда провалилась печь, неживой холод в коридорах… Но стоило войти в квартиру Александра, как на сердце сразу потеплело. Запах дров и какого-то непередаваемого уюта.. Как в гостеприимных жилых деревенских домах, в которых хочется сразу лечь спать, чтобы проснуться удивительно сильным и отдохнувшим на несколько лет вперед. И еще… Еще было ощущение жизни. Как будто сюда сейчас войдут люди, и дом загудит, зашумит голосами и смехом.

- Это еще что! У Рябушинских своя ванная комната здесь была, по сути метровый бассейн, облицованный плиткой, и он сохранился. Как сохранился и кабинет, с резными наличниками и дверьми. После этих слов настоящее словно сдвинулось, уступив место великому прекрасному прошлому, которое я стала видеть буквально в каждом уголке дома.

Уезжала я с какой-то грустью. С одной стороны здание действительно удивительно, но с другой стороны оно требует огромных денежных вложений. И, наконец, самое важное, - нужно ли это нашему туристу?

Некоторые детали интерьера удалось сохранить до наших дней Фото: Ирина ТАРАСОВА

Некоторые детали интерьера удалось сохранить до наших днейФото: Ирина ТАРАСОВА

Денис Ивлев словно читает мои мысли.

- Единственное, что его спасет - это постановка на охрану как памятника архитектуры. Тогда его можно передать новым хозяевам, которые смогут его восстановить и использовать. И такие люди есть. Они готовы взять это здание и использовать его не в коммерческих целях, а создать здесь музей – например, музей Рябушинских или музей вышневолоцкой текстильной промышленности, чего нет нигде. И тогда можно создать туристический маршрут вместе с территорией фабрики и фабричным городком. Надо ли это? Безусловно! У нас в области почти не осталось подлинных интерьеров, тем более периода модерна. И это очень интересно туристу, который сегодня несколько устал от храмов. Волочек – это нечто особенное. Это город имперский, дворянский, он совершенно отличается от того же Торжка, Осташкова, Старицы. Он уникален своей водной системой, гигантской промышленностью конца XIX века. Он уникален людьми, которые здесь родились – например, Аракчеев (деревня Гарусово Вышневолоцкого уезда), министр финансов Вышнеградский, Абаза, министр иностранных дел Милюков, Фурцева, один из великих географов своего времени Петр Федорович Анжу и многие другие. Перечислять можно долго. Если все это использовать и возродить, то Волочек опередит любой город Тверской области.

КОММЕНТАРИИ

Члена Союза писателей России, краеведа-исследователя, члена Совета Союза краеведов России, лауреата Всероссийской премии "Хранители наследия" Евгения Ступкина.

- Есть ли смысл вкладывать миллионы в дачу Рябушинских и спасать это здание? Будем размышлять объективно. Её можно было бы спасать, если бы она представляла интерес как туристический объект. Но вкладывать деньги в объект, который не может быть туристическим, бессмысленно. Согласитесь?! Я занимаюсь краеведением 25 лет. И лично я просто не вижу смысла.

Во-первых, дом находится за промзоной. Это комбинат, который почти заброшен. Это работающий с активной нагрузкой деревообрабатывающий комбинат. Вокруг этой дачи – болота, а в 200 метрах – открытые отстойники, от которых идет ужасная вонь. Дорог нет, магазинов нет.

Если уж есть желание вкладывать деньги в туристические объекты, то у нас есть более интересные – например, гидросооружения Вышневолоцкого водораздельного участка. Это «сплошная фасада» самого центра города. Она уникальна своей сохранностью. Наконец, усадьба Сердюкова, являющаяся единственной в России усадьбой петровского времени такой сохранности. К сожалению, она в частных руках, и ее просто уродуют уже 10 лет, хотя должны быть какие-то ограничения. Владелец просто должен знать, что он не имеет права делать! Еще и еще объекты на выбор - Дом Неручьевой, разваливаются те же Торговые ряды, дом Храповицкого (зятя Сердюкова), дом Тыртовых и многие другие. Если уж вкладываться в исторические объекты, то в те, что находятся в центре города. Многие из них также в аварийном состоянии, но они гораздо привлекательнее для туристов хотя бы в силу их расположения.

Краевед-исследователь, член Совета Союза краеведов России Евгений Ступкин Фото: Ирина ТАРАСОВА

Краевед-исследователь, член Совета Союза краеведов России Евгений СтупкинФото: Ирина ТАРАСОВА

Руководителя комитета по управлению имуществом г. Вышнего Волочка Светланы Антоновой.

- Дача Рябушинского, как ее сейчас называют, числится у нас как Инкубаторная станция, кто-то ее называет Жеванова дача. Это обычный многоквартирный дом, который существовал очень много лет и в конце концов был признан аварийным и подлежащим сносу. В 2013 году мы включили его в программу переселения. Так как у муниципалитета нет денег, нам помогали на условиях софинансирования федеральный и областной фонды. Жильцы были переселены в квартиры в конце прошлого года. О том, что этот дом представляет какую-то ценность, никто не знал и не знает до сих пор. В Росреестре он числится как многоквартиный дом, построенный в 1927 году. Когда мы потом стали поднимать документы, нашли старый технический паспорт, где значилось, что он был построен до 1917 года. Дом не входит ни в один реестр памятников, а значит, не считается памятником. По крайней мере нам никто до сих пор не предоставил ни одного документа. А значит, пока никаких оснований отходить от программы, в рамках которой мы должны в первом квартале 2018 года снести старое здание, нет.

В связи с вызванным резонансом мы пока здание не сносим и ждем ответ из органов охраны историко-культурного наследия. По закону ответ придет через 40 дней. Если здание признают объектом культурного наследия, то на плечи муниципалитета ложится огромное количество проблем по содержанию и реконструкции нового памятника. Мы будем обязаны его восстанавливать. А это огромные, колоссальные затраты. Второй момент: если в данном случае мы говорим о привлечении туристов, то я не уверена, что это окупится. Потому что затраты по восстановлению этого дома будут намного больше, чем количество туристов, которых мы сможем привлечь. И, наконец, что касается инвесторов, то да, подтверждаем, к нам приезжали из одного недавно созданного фонда. Но мы не совсем верим, что идея с созданием музея реальна.

Руководитель комитета по управлению имуществом Вышнего Волочка Светлана Антонова Фото: Ирина ТАРАСОВА

Руководитель комитета по управлению имуществом Вышнего Волочка Светлана АнтоноваФото: Ирина ТАРАСОВА

Дом еще крепкий Фото: Ирина ТАРАСОВА

Дом еще крепкийФото: Ирина ТАРАСОВА

Некоторая аварийность в доме есть. Например, где-то потолок провис, где-то пол провалился Фото: Ирина ТАРАСОВА

Некоторая аварийность в доме есть. Например, где-то потолок провис, где-то пол провалилсяФото: Ирина ТАРАСОВА

Гостиные разделены перегородками на комнаты Фото: Ирина ТАРАСОВА

Гостиные разделены перегородками на комнатыФото: Ирина ТАРАСОВА

Потолок в кабинете Рябушинского Фото: Ирина ТАРАСОВА

Потолок в кабинете РябушинскогоФото: Ирина ТАРАСОВА

Окно в кабинете Фото: Ирина ТАРАСОВА

Окно в кабинетеФото: Ирина ТАРАСОВА

Дверь в кабинете Фото: Ирина ТАРАСОВА

Дверь в кабинетеФото: Ирина ТАРАСОВА

Лестница на второй этаж Фото: Ирина ТАРАСОВА

Лестница на второй этажФото: Ирина ТАРАСОВА

На потолках сохранилась лепнина Фото: Ирина ТАРАСОВА

На потолках сохранилась лепнинаФото: Ирина ТАРАСОВА

И еще Фото: Ирина ТАРАСОВА

И ещеФото: Ирина ТАРАСОВА

Ванная комната Рябушинских, потолок Фото: Ирина ТАРАСОВА

Ванная комната Рябушинских, потолокФото: Ирина ТАРАСОВА

Ванная комната, пол. Под досками находится бассейн Фото: Ирина ТАРАСОВА

Ванная комната, пол. Под досками находится бассейнФото: Ирина ТАРАСОВА

В доме только печное отопление Фото: Ирина ТАРАСОВА

В доме только печное отоплениеФото: Ирина ТАРАСОВА

Старые каретные сараи Фото: Ирина ТАРАСОВА

Старые каретные сараиФото: Ирина ТАРАСОВА

Чудо-теремок Фото: Ирина ТАРАСОВА

Чудо-теремокФото: Ирина ТАРАСОВА

Но в целом дом крепкий Фото: Ирина ТАРАСОВА

Но в целом дом крепкийФото: Ирина ТАРАСОВА

Вопрос, сносить дачу Рябушинских или нет, пока открыт Фото: Ирина ТАРАСОВА

Вопрос, сносить дачу Рябушинских или нет, пока открытФото: Ирина ТАРАСОВА

По дороге к даче через городок Рябушинского Фото: Ирина ТАРАСОВА

По дороге к даче через городок РябушинскогоФото: Ирина ТАРАСОВА

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Читайте также