2017-08-29T17:28:17+03:00

Суд над редкинским стрелком: Родственники убитых требуют вернуть смертную казнь и 10 миллионов рублей за моральный вред

В Твери стартовали слушания по делу о расправе над девятерыми дачниками
Поделиться:
Комментарии: comments10

В Твери начался суд над редкинским стрелком.Василий ХОДАРЕВ

Изменить размер текста:

В Твери стартовали слушания по делу о расправе над девятерыми дачниками Фото: Василий ХОДАРЕВ

В Твери стартовали слушания по делу о расправе над девятерыми дачникамиФото: Василий ХОДАРЕВ

Тверской областной суд. Вторник, 29 августа. Здоровенные приставы ведут по коридору приземистого человека. Это убийца девятерых дачников, 45-летний Сергей Егоров. Руки за спиной в наручниках, на лице будто каменная маска. Смотрит сквозь, не реагирует на вопросы журналистов и крики родственников жертв. Судебные слушания стартуют с опроса потерпевших, то есть близких погибших, о том, какое наказание Егорову они видят в случае вынесения обвинительного заключения.

Выводили и заводили убийцу в зал сразу несколько приставов. Фото: Василий ХОДАРЕВ

Выводили и заводили убийцу в зал сразу несколько приставов.Фото: Василий ХОДАРЕВ

- Убийца! - горестно выкрикивает женщина в черной куртке и вместе с несколькими людьми бросается к конвоируемому. - Они же тебя ждали, а ты их порешил!

Не ожидавшие такого приставы пытаются выстроиться в шеренгу и буквально затаскивают Егорова в зал суда. Все это действо сопровождается светом вспышек и подсветок телекамер.

- Сволочь, убийца! - кричат в коридоре суда.

Перед залом суда журналисты устроили настоящую давку Фото: Василий ХОДАРЕВ

Перед залом суда журналисты устроили настоящую давкуФото: Василий ХОДАРЕВ

Напомним: три месяца назад, 4 июня, электрик садового товарищества «50 лет Октября», что близ поселка Редкино, хладнокровно расстрелял из «Сайги» девятерых отдыхавших дачников. Задержать его удалось благодаря звонку в полицию единственной выжившей в этой бойне 21-летней Марины Коныгиной: она спряталась под одеяло, и Егоров не заметил ее. Как позже расскажет он следствию, взяться за карабин его заставили язвительные замечания дачников, которые не поверили, что он служил в ВДВ.

В зале суда Егоров, не шелохнувшись, сидит в клетке, лицо непроницаемо, лишь глаза изредка перебегают от одной журналистской фотовспышки к другой.

- Сергей, зачем вы это сделали?

- Вы раскаиваетесь в содеянном?

- Почему вы не пожалели даже пожилую женщину? - выкрикивают журналисты, обступив клетку. Все эти вопросы остаются без ответа. Он отводит взгляд.

Егоров никак не реагировал на обступивших клетку журналистов Фото: Василий ХОДАРЕВ

Егоров никак не реагировал на обступивших клетку журналистовФото: Василий ХОДАРЕВ

Во время судебного заседания тяжелее всего родственникам погибших. Женщины рыдают, мужчины скупее на эмоции, но на их лицах горе. После того, как судья зачитывает описание ранений погибших, рыдания усиливаются.

- Вы совершили это? - спрашивает у Егорова председатель судебной коллегии федеральный судья Елена Мордвинкина. - Хотите что-нибудь добавить?

- Да, это я сделал, - спокойной отвечает подсудимый. - Все, что мог, уже сказал.

Когда настает очередь потерпевших выступать на суде, они выносят фотографии погибших родственников и ставят их перед клеткой с Егоровым.

- Как ты мог?! Моя сестра о тебе очень хорошо отзывалась, а ты убил её, - рыдает сестра погибшей Светланы Сорокиной Татьяна. - Требую наказать его по всей строгости.

- Как так получается, - сквозь рыдания срывается дочь убитой 62-летней Людмилы Высоцкой, - мамочка моя умерла, а этот… гад... сидит здесь. Сидит и живет. Карманный спецназовец, лжец! Пусть все у тебя заберут, тварь! Всю жизнь мне изуродовал, теперь даже мой сын мне говорит: «Мама, я вырасту и убью его!» Очень жаль, что у нас отменили смертную казнь.

Сергей Егоров на протяжении всего заседания сидел в одной позе не шелохнувшись Фото: Василий ХОДАРЕВ

Сергей Егоров на протяжении всего заседания сидел в одной позе не шелохнувшисьФото: Василий ХОДАРЕВ

Лишь одна потерпевшая, сестра убитого Вячеслава Савельева, гражданского мужа единственной выжившей Марины Коныгиной, была безучастна и проявляла интерес только тогда, когда люди требовали денежную компенсацию за потерю близких. Самой Марины на суде не было, она проходит как свидетель, и ее время в судебном процессе еще не настало.

- Сколько он хочет? Миллион? Два? - переговаривалась сестра Савельева с молодым человеком, который сопровождал её на суде. - Ни фига себе.

- Мы с братом редко общались, в основном «привет - пока», - через некоторое время говорила она судье, выйдя на место выступающего, - но это ужасная травма для меня. Требую полтора миллиона рублей за моральный вред.

В общей сложности близкие убитых попросили порядка десяти миллионов рублей за моральный вред.

«Комсомолка» продолжит следить за этим нашумевшим делом.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также