Звезды

«Хрупкое» мастерство стеклодувов: уникальный художник рассказал, зачем он занимается таким неприбыльным делом

Антон Маршумов представил свою первую за 30 лет творчества персональную экспозицию
Художник Антон Маршумов хранит уникальные традиции стеклодувов.

Художник Антон Маршумов хранит уникальные традиции стеклодувов.

Фото: Степан КАМЕНЕВ

Антон Маршумов – продолжатель традиций своих родителей – заслуженных художников России Ирины и Михаила Маршумовых. Они создали в Калинине на мыловаренном заводе стекольное производство, где работа шла вручную. Потом появился стеклодувный цех, в котором технику по созданию лабораторных изделий стали применять для художественных произведений. А затем – и Калининский стекольный завод.

С детства наш собеседник был погружён в производственный процесс. После школы он проучился год в ленинградском университете на физическом факультете, потом бросил, отслужил в армии и вернулся в Калинин, на стекольный завод.

Освоив ремесло, Антон Маршумов получил профессию дизайнера в Тверском училище имени Венецианова.

Описывая работу, Антон Михайлович объясняет, что необходимы стеклянная трубка, стеклянные стержни разного диаметра, а также горелка. Его личная мастерская около семи лет функционирует в загородном доме под Тверью, поскольку в середине нулевых ручной труд на тверском стеклозаводе исчез. Сырьё – цветное стекло – творец закупает в Китае.

На выставке «Диалоги со стеклом» в Твери представлены работы в разных техниках.

На выставке «Диалоги со стеклом» в Твери представлены работы в разных техниках.

Фото: Степан КАМЕНЕВ

– Скажите, в зале музейно-выставочного центра представлены ваши работы за 30 лет? Почему так сложилось, что это ваша первая персональная выставка?

– С конца 80-х до начала нулевых я работал художником на заводе, часть вещей была чисто производственной, имевшей прикладной характер. Как член Союза художников участвовал в областных экспозициях, у меня за плечами две всероссийские выставки. Но личная – моя первая.

Для выставки в этом зале я приобрёл три специальные тумбы со светодиодными экранами, которые используют в рекламном бизнесе. С такой подсветкой стеклянные вещи смотрятся совсем по-другому. Кроме того, мы прикрепили к стенкам имеющихся шкафов с витринами специальную плёнку и светильники. Освещение получилось мягким, рассеянным.

При этом автор в подтверждение своих слов выключает и включает свет, и произведения мгновенно из почти двумерных становятся вновь объёмными с насыщенным цветом и чёткими контурами.

– В советское время интерес к стеклянным декоративным и утилитарным вещам был очень высок. Как считаете, сейчас ситуация изменилась?

– Скажу по поводу художников. Очень важный фактор, который влияет на их работу, – производственная база. Далеко не каждый может организовать свой трудовой процесс, вкладывать деньги, обеспечивать противопожарную безопасность, вытяжку и т.д. Тем более, как правило, это не окупается.

Да ещё и транспортировать очень сложно. Я делаю всё за свой счёт. В Москву ещё могу привезти стекло, если дальше – это нереально.

По той технологии, что я работаю, больше никто не делает вещей. То, что я перенял от родителей, применяют единицы российских художников. И то, в основном, они делают бытовые вещи, а не произведения искусства.

Антон Маршумов рассказывает, что раньше стеклодувы, которые делали, например, лабораторные колбы, носили на продажу на рынок какой-нибудь графин или чёрта в бутылке. Но не более того. Многие знания, которые накапливались, утеряны.

Любовь к морю проявляется и у Антона Маршумова и в произведениях.

Любовь к морю проявляется и у Антона Маршумова и в произведениях.

Фото: Степан КАМЕНЕВ

Тверичанин состоит в группах в социальных сетях, где стеклодувы со всего мира: итальянцы, чехи и др. – делятся опытом. Отмечает, что американские коллеги практикуют различные техники: впаивают, напыляют металлы, в том числе драгоценные, соединяют одно с другим цветные стёкла. Но по форме это всё незамысловато – к примеру, созданный с использованием разных материалов обыкновенный стакан.

– Я семь лет работал в Германии, ездил в командировки, демонстрировал стеклодувное мастерство. Потом снова стал постоянно жить в Тверской области. Поездил по Европе, пообщался с людьми, но нужно работать там, где тебе нравится, где твоя семья.

В разговоре мы коснулись и темы вреда производства.

– Конечно, опасность представляет газ, который вырывается из горелки. Продукты сгорания влияют на здоровье… Очень многие мастера, которых я знал и которые меня учили, умерли от рака. Есть такая проблема, поэтому нужна хорошая вытяжка.

Плюс температура пламени около полутора тысячи градусов. Мягко говоря, жарко работать. Особенно летом.

А вот по поводу «сильных лёгких» мастер-стеклодув развенчал миф. В ответ на вопрос только отмахивается: «Не нужны особенные усилия, если стекло разогретое, с ним и так можно спокойно работать». А вот сложно, оказывается, по словам Антона Михайловича, держать равновесие. Многое нужно делать на уровне автоматизма.

– Тяжело приучить руки правильно держать стекло и совершать манипуляции с ним в процессе. Нужно равномерно вращать материал по кругу, нагревать его, пока дуешь. Если останавливаешься и начинаешь греть стекло только в одном месте, там оно плавится и стекает.

Антон Маршумов занимается не только выдуванием. На выставке, среди прочего, представлены работы, выполненные в технике спекания. Цветные стёкла накладываются одно на другое, создавая определённую картину, а потом в специальной печи «запекаются». К примеру, это композиция «Времена года», вдохновлённая одноимённым циклом Антонио Вивальди.

Многие из работ тверского мастера находятся в частных российских и зарубежных коллекциях. Произведение «Слепые» по мотивам картины Питера Брейгеля-старшего, созданное в начале творческого пути маэстро, входит в коллекцию Тверской областной картинной галереи.

Многие работы тверского мастера-стеклодува находятся в частных коллекциях.

Многие работы тверского мастера-стеклодува находятся в частных коллекциях.

Фото: Степан КАМЕНЕВ

В заключение разговора Антон Михайлович крепко жмёт мне руку и говорит, что хочет возродить традиции старой школы.

– Сначала это было как хобби. В начале нулевых, в середине, да и нынче на выручку от продажи художественного стекла не проживёшь. Сейчас строю в Медном на свои собственные деньги Дом-музей художественного стекла. Там будут представлены и мои, и родительские работы. Сотрудничаем с Министерством туризма Тверской области, будем давать мастер-классы, популяризировать «хрупкое» мастерство стеклодувов.