2017-06-30T18:18:46+03:00

Курс рубля - между нефтью и «Биг-Маком»

Наш колумнист считает, что курс рубля на сегодня завышен и в ближайшем будущем его ждет очередное падение
Поделиться:
Комментарии: comments17
Множество различных факторов, действующих на рубль с разных сторон придают ему колебанияМножество различных факторов, действующих на рубль с разных сторон придают ему колебанияФото: Евгения ГУСЕВА
Изменить размер текста:

Центральный банк выпустил доклад, согласно которому, большинство отечественных предприятий, за исключением производителей пластмасс, резины и изделий из дерева, заинтересованы в крепком рубле из-за необходимости закупать импортное оборудование и сырьё. Фармацевтам, например, для комфортной работы доллар нужен стоимостью не дороже 42 рублей. Так существуют ли какие-то рычаги влияния на рубль и можно ли его достоверно спрогнозировать?

То, что рубль никак не может отвязаться от нефти – это факт. Сырьё по-прежнему остаётся нашим основным экспортным товаром: в прошлом году на нефть пришлось 26% всего экспорта, а ведь есть еще газ. И продаётся всё это добро отнюдь не за рубли, а за доллары. И пока структура экспорта не изменится, рубль не отвяжется. А кардинальных изменений пока не видно. Но и привязан рубль к нефти не абсолютно жёстко: все привыкли к тому правилу, что за бочку нефти в среднем дают 3000 рублей. И это правило действует примерно с 2010 года. Но 3000 рублей – это некое усреднённое значение, для восприятия и понимания сути, но на самом разброс достаточно велик: в этот период цена колебалась от 2800 до 3900 рублей за баррель. А это разница на 35%.

Получается, что с таким разбросом при нынешней цене на нефть доллар может стоить как нынешние 59 рублей, так и все 83 рубля. Неплохой разброс. Сейчас и вовсе за баррель нефти марки Brent дают не более 2777 рублей – выходит, что рубль сейчас оценён достаточно высоко относительно нефти, хотя вроде бы не с чего: экономика продолжает находиться в коматозном состоянии, несмотря на все заверения чиновников о конце кризиса – не умеют они заряжать экономику движением рук, что-то наговаривая, как заряжал воду Алан Чумак. Зато есть интересная закономерность: перед выборами 2012 года рубль тоже укреплялся относительно нефти, да так, что бочка Brent всего лишь за месяц стала стоить на 10% в рублях. Да и перед выборами в Госдуму в 2016 также рубль относительно нефти подорожал на 13%. Весьма действенный способ повысить лояльность к правящим кругам, людям ведь в большинстве своём (кроме тех, у кого зарплата в валюте, но таких очень мало) интересен дорогой рубль – так импортные товары становятся доступнее, а зарубежные поездки дешевле. Однако в 2012 году доказывать крепость рубля особой необходимости не было, а выборы в Госдуму второстепенны на фоне выборов президента. Так что сейчас укрепление рубля может начаться заранее.

Но рубль, поскольку не является валютой международных расчётов, зависит еще от множества других факторов таких, как наступление налогового периода – тогда крупнейшие компании-экспортёры меняют валютную выручку на рубли, чтобы расплатиться с государством. Ещё влияют выплаты по внешнему долгу, как корпоративному, так и государственному. В такие периоды возникает наоборот переизбыток рублей на рынке. Что сбивает курс. Сейчас как раз период затишья: в июле предстоит выплата всего лишь 4,8 млрд долларов основного долга без учёта процентов и еще чуть более миллиарда долларов за набежавшие проценты. А вот в декабре придётся выплатить разом более 18 млрд долларов для погашения долга. Такие суммы не могут не сказываться на нашем скромном валютном рынке с небольшими объёмами торгов. Но это всё временные явления, которые двигают курс то в одну сторону.

Однако есть факторы, оказывающие и более длительное влияние. Так в апреле этого года крупные российские компании получили возможность выхода на Московскую биржу, где совершается большая часть валютных сделок. Роснефть с Алросой этим воспользовались и теперь реализуют там половину валютной выручки как раз-таки с целью поддержания курса рубля.

О курсе валюты еще можно судить и по стоимости товаров. Даже был создан так называемый индекс «Биг-Мака», показывающий насколько переоценена или недооценена валюта. Суть в том, что «Биг-Маки» делают по всему миру, и делают их одинаково из одинаковых продуктов, значит и стоить должны одинаково. Напрямую сравнивать с США или самыми развитыми странами Европы, я считаю, совсем некорректно. Всё-таки и разница в доходах слишком велика. А вот ориентироваться по общемировому индексу «Биг-Мака», основанного на ценах в 55 странах уже можно, хотя бы условно. Так вот, средняя цена этого блюда 219 рублей или 3,7 доллара, у нас же – только 130. Получается, что доллар у нас должен стоить 35,1 рубль. Но рассматривать показатели, связанные с товарами массового потребления, можно только в связке с паритетом покупательной способности. Без этого индекс «Биг-Мака» – просто поражающие воображение цифры. И по последней оценке Росстата доллар по ППС стоит 25,07 рублей. То есть рубль еще сильно переоценён и значит ему есть куда снижаться. Так что не удивляйтесь тому, что инфляция на минимальный продуктовый набор у нас почти в 6 раз обгоняет базовый уровень инфляции. Просто импортные овощи стараются довести уровень цен до общемировых.

Из всего этого можно сделать вывод, что прогнозирование курса рубля, основанное на объективных экономических показателях, лежащих на поверхности – дело крайне неблагодарное. Множество различных факторов, действующих на рубль с разных сторон придают ему колебания, но какое-то единое направление. Разве что нефть задаёт коридор, в котором рубль может идти, а вот у какой границы этого коридора – зависит от правительства. Не от бессмысленных заявлений министров экономического развития и финансов (на валютном рынке на них давно уже толком внимания не обращают), а от курса, которым мы идём. Вот сейчас мы идём к очередным выборам. И ради этого рубль будет удерживаться в приемлемых границах. 63 рубля за доллар в современных условиях – более, чем приемлемо. А вот после выборов надо будет выпустить пар и освободить рубль, и тогда нас ждут новые горки. Нефть и «Биг-Мак» не могут врать.

 
Читайте также