2017-06-02T13:14:01+03:00

АКЦИЯ "КП"-Тверь": Вот что сказал мне дед!

9 Мая мы отметим 72-ю годовщину победы над фашизмом
Алина ПЕТРОВА
Поделиться:
Комментарии: comments1
Графика: Борис БОРОННИКОВГрафика: Борис БОРОННИКОВ
Изменить размер текста:

Уже почти не осталось в живых тех, кто бился на полях сражений, ковал победу. Но они живы в воспоминаниях своих потомках, и память эта будет передаваться из поколения в поколение.

В преддверии Дня Победы "Комсомольская правда"-Тверь проводит акцию "Вот что сказал мне дед!".

Присылайте в редакцию рассказы или запомнившиеся фразы - напутствия, которые вы получили от своих родственников-фронтовиков. А мы опубликуем их на страницах газеты и на сайте.

Сохраним память о героях той войны! Ждем ваши письма и фото по адресу: 170008, ул. Озерная, 11а или tarasova@kptver.ru (с пометкой «День Победы») или по тел. 8 (4822) 58-14-16 (с 17.00 до 18.00).

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ:

Он мало говорил о войне и учил меня считать до ста

Василий ХОДАРЕВ

Мой прадед, Александр Иосифович Блохин ушел из жизни 24 апреля 1997 года в возрасте 91 года, когда мне было только восемь. Он мало рассказывал о войне, его воспоминания остались на страницах мемуаров в большой тетради формата А4, где он каллиграфическим почерком изложил свое жизнеописание.

Александр Иосифович Блохин (на фото справа) вместе с сослуживцами в перерыве между боями во время Восточно-Прусской наступательной операции. Апрель 1945 года. Фото: Семейный архив Фото: Василий ХОДАРЕВ

Александр Иосифович Блохин (на фото справа) вместе с сослуживцами в перерыве между боями во время Восточно-Прусской наступательной операции. Апрель 1945 года. Фото: Семейный архивФото: Василий ХОДАРЕВ

Александр Иосифович пошел на войну уже на следующий день после её начала. Будучи выпускником Ленинградского института инженеров гражданского воздушного флота по специальности «электросветооборудование ГВФ», он сначала готовил летчиков к управлению штурмовиками Ил-2, а 5 мая 1943 года был назначен инженером полка по спецоборудованию в 76-й гвардейский штурмовой авиационный полк 1-й гвардейской авиадивизии.

В его обязанности входили ремонт, подготовка и обслуживание штурмовиков Ил-2. Вот какие воспоминания оставил Александр Иосифович:

«Спецоборудование включает в себя: электрооборудование, все приборы, радиооборудование и кинофотопулемет - фотоаппарат, связанный с пушками. Он автоматически фотографирует цель, который поразили пушки штурмовика. Отказ в бою прибора может привести к невыполнению летчиком боевого задания или даже к его гибели. Для безотказной работы спецоборудования требовалось глубокое знание приборов, профилактика. К подчиненным я был строг, этого требовала обстановка, но в свободное от службы время я не требовал от подчиненных некоторых формальностей, за что меня уважали».

«...Штаб и техсостав перебазировались на гражданском самолете типа «Дугласа» в два рейса. Я летел со второй партией, и когда прибыл на место, то узнал, что первая группа погибла. Их сбил наш истребитель И-16, за штурвалом которого, как оказалось, сидел немецкий летчик».

«Перед вылетом летчиков на задание я обнаружил на самолете командира неисправность и решил устранить её. Забравшись в кабину, я так увлекся работой, что прослушал сигнал воздушной тревоги. Вдруг вокруг стали рваться бомбы. По всему аэродрому взрывы поднимали гигантские столбы земли, жуткий вой и свист разрывали душу. Единственным укрытием оказалась бронированная кабина, в которой я и сидел. Задвинув фонарь кабины, я пригнулся и стал ждать, что будет дальше. В течение нескольких десятков секунд, которые показались вечностью, самолет качало и бросало с одной плоскости на другую. Внезапно все стихло, а когда я выбрался из кабины, то увидел, что все самолеты вокруг разбомблены и горят, а от того, где я прятался, осталась только сама кабина. На память я снял с этого самолета часы, которые сохранил».

«Вначале немецкое мирное население полностью покидало свои города и села - люди верили подручному Гитлера Геббельсу, который убеждал, что Красная армия истребляет всех местных жителей, но, убедившись, что это ложь, возвращались домой. Около нашей столовой часто появлялись голодные немецкие дети от 5 до 10 лет (описываемые события происходят в Восточной Пруссии). Они организованно выстраивались в затылок друг другу в надежде на кусочек хлеба и молча смотрели на выходящих из столовой. Я всегда выносил хлеб и делил по кусочку каждому. Разве дети должны отвечать за преступления Гитлера?»

«Утром 8 мая, проверяя самолет командира полка, я включил радиостанцию и надел шлемофон. Сразу же услышал на разных языках слово «Капитуляция». Я опрометью побежал в штаб полка, чтобы сообщить радостную весть, но в это же самое время эта информация пришла туда из дивизии. Невозможно описать, что происходило на аэродроме. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия: из пушек, турельных пулеметов, личного оружия. Здесь же - крики «Ура!», слезы, поцелуи».

После войны прадед поселился в Красном Сулине Ростовской области, где до пенсии работал учителем физики в школе. Несмотря на строгость, был очень любим своими учениками. Получить тройку у Блохина значило, что человек отлично подготовлен по физике. В воспоминаниях он навсегда остался худощавым стариком в очках, который учил меня считать до 100 и завещал «делать все на совесть, потому что если не на совесть, то и браться за дело не стоит».

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

Вот что сказал мне дед: «В твои годы я убивал фашистов»

Игорь ДОКУЧАЕВ

Мой дед Иванов Иван Гаврилович отличался суровым характером и часто повторял, что в мои годы (мне было 16-17 лет) он убивал фашистов.

Называл он их по-разному, почти всегда непечатно, но суть была одна. На фронте он провёл три года, пока не получил сильнейшее ранение, так что до Берлина не дошёл.

О войне говорил редко, под настроение. Как-то показал страшную, так полностью и не зажившую рану на бедре. Это в окопной схватке немец успел ткнуть штыком, перед тем как дед снёс ему голову очередью из ППШ.

- Бояться надо живых, - говорил дед, выводя мораль из эпизода, когда пришлось провести ночь в воронке, наполненной трупами.

Бояться надо живых - ответ всем суеверным страхам, которые могут быть у человека. Фронтовых историй было море, но я по молодости даже не задумывался над тем, что их стоит записать.

Казалось, мы все будем жить ещё долго-долго, и эти истории останутся навсегда. Да только все умирают - и люди, и память.

И всё же я запомнил одну историю достаточно чётко. Как-то моему деду поручили доставить обед на передовую. Точнее, была его очередь тащиться со специальным контейнером на полевую кухню. Контейнер был разделён внутри на две части. В одну наливали первое, вторая предназначалась для каши. Ползти пришлось по простреливаемой местности, вжимаясь в землю каждым сантиметром тела.

- Когда пуля мимо пролетает, слышно «фьють-фьють», - вспоминал дед. - А вся трава на поле скошена пулемётным огнём.

В итоге 18-летний Иван Иванов добрался до полевой кухни, получил обед и приполз обратно к товарищам с баком еды за спиной. Скидывает его с плеч и видит, что шальная пуля насквозь прошила оба отсека. Часть супа вытекла наружу, а часть смешалась с кашей, превратив и без того не шибко вкусный солдатский паёк в бурую жижу. Но, конечно, съели и так: выбора не было.

А пролети та пуля на пять сантиметров ниже, не было бы у меня деда. И меня бы не было.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ

Мирной жизни нужны трудолюбивые и образованные люди

Ирина ТАРАСОВА

Только со временем понимаешь, что близких людей толком то и не знал. И это удручает.

Своего дедушку, Тарасова Николая Петровича, я до сих пор вспоминаю только таким - он был довольно закрыт, скромен, но приветлив, особенно когда мы приходили к нему в гости. Для внуков у него всегда была припрятана корзинка с вкусностями - конфетами и печеньем, и это нас радовало бесконечно. Но самое главное, что тогда казалось нормой, и только с возрастом переосмыслилось, это то, как он ухаживал за своей женой, нашей бабушкой. Более 10 лет она была парализована. И дедушка всегда был с ней. Мысли бросить, найти более легкую жизнь, уйти от проблемы - это было не про него... И, наверное, вообще не про то поколение, которое, говоря популярными сейчас словами из соцсетей, "было приучено не выкидывать, а ремонтировать". В том числе и отношения.

Мой дед никогда меня ничему не учил, он ушел из жизни в 1982 году, когда мне было всего 8 лет. Но и, не говоря ни слова, научил одному - силе духа, терпению и неумению жаловаться.

- Сколько его помню, он вообще никогда не жаловался, - подтверждает и его дочь Любовь Тарасова. Он и нам это передал, в том числе и твоему отцу.

Гвардии сержант Николай Тарасов воевал в 28 гвардейской отдельной танковой бригаде. Фото: из архива Ирины ТАРАСОВОЙ

Гвардии сержант Николай Тарасов воевал в 28 гвардейской отдельной танковой бригаде. Фото: из архива Ирины ТАРАСОВОЙ

Николай Сергеевич родился 27 июня 1907 года в деревне Рогачево Вышневолоцкого района. Закончил лишь несколько начальных классов. Прошел две войны - Финскую и Великую Отечественную. Поэтому о них, как, впрочем, и многие ветераны, почти никогда не говорил. Своим шестерым детям рассказал только, что в перерывах между боями выходил в поля ремонтировать танки.

- Отремонтировать надо было быстро. Как перерыв хоть какой был. Выйдешь, бывало, и страшновато, как пули свистеть начинают, так прячешься за танки. Но все равно продолжаешь работать.

Пару лет назад на одном из поисковых серверов в интернете, где собраны сведения обо всех, воевавших в той войне, я нашла о моем деде более подробную информацию.

Гвардии сержант Николай Тарасов воевал в 28 гвардейской отдельной танковой бригаде.

9 декабря 1942 года был награжден медалью «За боевые заслуги», а 12 января 1944 года медалью «За отвагу».

В документе, написанном наспех от руки, значится: "Гв. сержант Тарасов Николай Петрович 24.12.43 года в составе бригады 3-х человек в районе деревни Адамово под обстрелом противника отремонтировали средн. ремонтом танк Т-34 "Невский" за 9 часов вместо положенных 20 часов. За период с 19.12.43 по 26.12.43 отремонтировал средн. ремонтом Т-34 - 8 машин, Т-70 - 2 машины. Текущим ремонтом - Т-34 - 13 машин, Т-70 - 6 машин. Чем способствовал быстрейшему усилению боеготовности бригады.

Такие подробности он детям не говорил. Зато говорил и приучал к другому. Был убежден, что мирной жизни нужны трудолюбивые и образованные люди. Вместе с бабушкой они всегда стремились и делали все возможное, чтобы дети получили образование.

Один из подвигов Николая Тарасова

Один из подвигов Николая Тарасова

ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ

Если хочешь быть жив, иди все время с левой ноги!

Ирина ТАРАСОВА

Отца моего мужа звали Алексей Павлович Синдеев. Родился он в 1905 году. На войну ушел уже будучи женатым, отцом двоих детей. Был председателем колхоза, но воевал простым солдатом. Принимал участие в прорыве блокады Ленинграда. Вспоминал, что было очень страшно - людей косило пачками. И ему тоже стало очень страшно. И тогда один из однополчан, пожилой мужчина, ему сказал: "Не бойся! Если хочешь быть жив, иди все время с левой ноги!"

Так он и жил по этой фразе, часто ее вспоминал.

В том бою его сильно ранило, руку сильно покалечило, но он не дал отрезать руку. И поправился, и до конца войны дошел.

В преддверии Дня Победы хочется посвятить это мое четверостишие всем воинам, нашим родным.

Нам есть кого сегодня поздравлять,

Нам есть кому сказать "Спасибо!"

За жизнь, за Родину и за Отчизну-мать,

За этот майский день счастливый!

Записано от Дины Ивановны Синдеевой, Тверь.

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ

Даже в самое трудное время нужно быть прежде всего Человеком!

Ирина ТАРАСОВА

Мой отец - настоящий воин и патриот!

Я, Нюхляев Владимир Федорович, «дитя войны», мне 78 лет, но я хорошо помню своего папу Нюхляева Федора Васильевича 1911 года рождения. Он достойно прожил 92,5 года до 2009-го. Мы с ним мало говорили о самих боевых действиях, вообще фронтовики не любили рассказывать о войне. Но самое важное он старался мне передать. Он говорил, что даже в очень трудное время нужно быть прежде всего Человеком!

Он призывался еще на Финскую, но не успел туда, а Великую Отечественную провоевал с первого до последнего дня! Дошел до Берлина и даже расписался на Рейхстаге.

Когда я уходил в 1958 году в Советскую Армию, отец сказал, что, приняв присягу, нужно ее выполнять, и если придется мне повоевать (а те времена были тревожными), то чтобы за меня родным не пришлось стыдиться!

Он вспоминал, что на войне страшнее всего бомбардировка: здесь от тебя ничего не зависит, в отличие от боя. Он был в начале войны политруком роты, а это значило, что в атаку шел всегда первым. Честно признаться, не всех политруков любили, а вот его бойцы уважали. Сказалось это, когда однажды они шли в атаку через реку по льду. Отца взрывной волной бросило в полынью, оглушило, он сразу ушел под лед, и его поволокло течением. Бойцы побежали за ним и вытащили ниже по течению из другой полыньи!

Папа наставлял меня, что нужно жить честно, не уронить себя в глазах людей. Он подарил книгу «Три мушкетера», велел следовать их правилам, держать слово и выполнять свой долг. «Три мушкетера» многие годы была моей настольной книгой.

Отец воевал неплохо, на фото у него только боевые награды: ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени, орден Красной Звезды, медали за освобождение Варшавы, за взятие Берлина, за боевые заслуги, за Победу над Германией.

Нюхляев Федор Васильевич своим детям и внукам передал то, что даже в очень трудное время нужно быть прежде всего Человеком! Фото: из архива Владимира НЮХЛЯЕВА

Нюхляев Федор Васильевич своим детям и внукам передал то, что даже в очень трудное время нужно быть прежде всего Человеком! Фото: из архива Владимира НЮХЛЯЕВА

ИСТОРИЯ ШЕСТАЯ И СЕДЬМАЯ

Самая тяжёлая работа - на войне

Игорь ДОКУЧАЕВ

...Мой дед говорил мне: всегда приходится работать, чтобы выжить. И самая тяжёлая работа - на войне. Бывает, что целыми днями сидишь под обстрелом в окопе и привыкаешь, и ешь, и спишь по расписанию. А позицию надо укреплять, постоянно копаешь, что-то таскаешь. И взрывы слышны, и знаешь, что смерть рядом, а пока работаешь - вроде отвлекаешься. Да и после войны так: кто не работал - погибал. Запьёт или в тюрьму сядет.

Александр, Тверь

...Мне дед рассказывал, как служил. Его только в 1943 году призвали, когда 18 лет исполнилось. Молодой был, а уже кое-что умел. Рассказывал, помню, про авианалёт: «Сначала непонятно, чьи над нами. А как дал «Мессер» из пулемета по машине - сразу стало ясно. Пока он разворачивался, я двигатель заглушил, дверь захлопнул - и в сторону. А он ещё заход, и всё из пулемета поливает. Когда улетел, я в машину прыгнул и в часть поехал. Отрапортовал: «Товарищ командир, ваше приказание выполнено!» А он не поймет, как я жив остался. «У тебя же вся машина прострелена», - говорит».

Ольга, Тверь.

Еще больше материалов по теме: «"Вот что сказал мне дед!" - Акция "КП"-Тверь»

 
Читайте также