2017-04-20T16:31:51+03:00
Комсомольская правда
1

АКЦИЯ "КП"-Тверь": Вот что сказал мне дед!

9 Мая мы отметим 72-ю годовщину победы над фашизмом
Графика: Борис БОРОННИКОВГрафика: Борис БОРОННИКОВ

Уже почти не осталось в живых тех, кто бился на полях сражений, ковал победу. Но они живы в воспоминаниях своих потомках, и память эта будет передаваться из поколения в поколение.

В преддверии Дня Победы "Комсомольская правда"-Тверь проводит акцию "Вот что сказал мне дед!".

Присылайте в редакцию рассказы или запомнившиеся фразы - напутствия, которые вы получили от своих родственников-фронтовиков. А мы опубликуем их на страницах газеты и на сайте.

Сохраним память о героях той войны! Ждем ваши письма и фото по адресу: 170008, ул. Озерная, 11а или tarasova@kptver.ru (с пометкой «День Победы») или по тел. 8 (4822) 58-14-16 (с 17.00 до 18.00).

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ:

Он мало говорил о войне и учил меня считать до ста

Василий ХОДАРЕВ

Мой прадед, Александр Иосифович Блохин ушел из жизни 24 апреля 1997 года в возрасте 91 года, когда мне было только восемь. Он мало рассказывал о войне, его воспоминания остались на страницах мемуаров в большой тетради формата А4, где он каллиграфическим почерком изложил свое жизнеописание.

Александр Иосифович Блохин (на фото справа) вместе с сослуживцами в перерыве между боями во время Восточно-Прусской наступательной операции. Апрель 1945 года. Фото: Семейный архив Фото: Василий ХОДАРЕВ

Александр Иосифович Блохин (на фото справа) вместе с сослуживцами в перерыве между боями во время Восточно-Прусской наступательной операции. Апрель 1945 года. Фото: Семейный архивФото: Василий ХОДАРЕВtrue_kpru

Александр Иосифович пошел на войну уже на следующий день после её начала. Будучи выпускником Ленинградского института инженеров гражданского воздушного флота по специальности «электросветооборудование ГВФ», он сначала готовил летчиков к управлению штурмовиками Ил-2, а 5 мая 1943 года был назначен инженером полка по спецоборудованию в 76-й гвардейский штурмовой авиационный полк 1-й гвардейской авиадивизии.

В его обязанности входили ремонт, подготовка и обслуживание штурмовиков Ил-2. Вот какие воспоминания оставил Александр Иосифович:

«Спецоборудование включает в себя: электрооборудование, все приборы, радиооборудование и кинофотопулемет - фотоаппарат, связанный с пушками. Он автоматически фотографирует цель, который поразили пушки штурмовика. Отказ в бою прибора может привести к невыполнению летчиком боевого задания или даже к его гибели. Для безотказной работы спецоборудования требовалось глубокое знание приборов, профилактика. К подчиненным я был строг, этого требовала обстановка, но в свободное от службы время я не требовал от подчиненных некоторых формальностей, за что меня уважали».

«...Штаб и техсостав перебазировались на гражданском самолете типа «Дугласа» в два рейса. Я летел со второй партией, и когда прибыл на место, то узнал, что первая группа погибла. Их сбил наш истребитель И-16, за штурвалом которого, как оказалось, сидел немецкий летчик».

«Перед вылетом летчиков на задание я обнаружил на самолете командира неисправность и решил устранить её. Забравшись в кабину, я так увлекся работой, что прослушал сигнал воздушной тревоги. Вдруг вокруг стали рваться бомбы. По всему аэродрому взрывы поднимали гигантские столбы земли, жуткий вой и свист разрывали душу. Единственным укрытием оказалась бронированная кабина, в которой я и сидел. Задвинув фонарь кабины, я пригнулся и стал ждать, что будет дальше. В течение нескольких десятков секунд, которые показались вечностью, самолет качало и бросало с одной плоскости на другую. Внезапно все стихло, а когда я выбрался из кабины, то увидел, что все самолеты вокруг разбомблены и горят, а от того, где я прятался, осталась только сама кабина. На память я снял с этого самолета часы, которые сохранил».

«Вначале немецкое мирное население полностью покидало свои города и села - люди верили подручному Гитлера Геббельсу, который убеждал, что Красная армия истребляет всех местных жителей, но, убедившись, что это ложь, возвращались домой. Около нашей столовой часто появлялись голодные немецкие дети от 5 до 10 лет (описываемые события происходят в Восточной Пруссии). Они организованно выстраивались в затылок друг другу в надежде на кусочек хлеба и молча смотрели на выходящих из столовой. Я всегда выносил хлеб и делил по кусочку каждому. Разве дети должны отвечать за преступления Гитлера?»

«Утром 8 мая, проверяя самолет командира полка, я включил радиостанцию и надел шлемофон. Сразу же услышал на разных языках слово «Капитуляция». Я опрометью побежал в штаб полка, чтобы сообщить радостную весть, но в это же самое время эта информация пришла туда из дивизии. Невозможно описать, что происходило на аэродроме. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия: из пушек, турельных пулеметов, личного оружия. Здесь же - крики «Ура!», слезы, поцелуи».

После войны прадед поселился в Красном Сулине Ростовской области, где до пенсии работал учителем физики в школе. Несмотря на строгость, был очень любим своими учениками. Получить тройку у Блохина значило, что человек отлично подготовлен по физике. В воспоминаниях он навсегда остался худощавым стариком в очках, который учил меня считать до 100 и завещал «делать все на совесть, потому что если не на совесть, то и браться за дело не стоит».

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ

Вот что сказал мне дед: «В твои годы я убивал фашистов»

Игорь ДОКУЧАЕВ

Мой дед Иванов Иван Гаврилович отличался суровым характером и часто повторял, что в мои годы (мне было 16-17 лет) он убивал фашистов.

Называл он их по-разному, почти всегда непечатно, но суть была одна. На фронте он провёл три года, пока не получил сильнейшее ранение, так что до Берлина не дошёл.

О войне говорил редко, под настроение. Как-то показал страшную, так полностью и не зажившую рану на бедре. Это в окопной схватке немец успел ткнуть штыком, перед тем как дед снёс ему голову очередью из ППШ.

- Бояться надо живых, - говорил дед, выводя мораль из эпизода, когда пришлось провести ночь в воронке, наполненной трупами.

Бояться надо живых - ответ всем суеверным страхам, которые могут быть у человека. Фронтовых историй было море, но я по молодости даже не задумывался над тем, что их стоит записать.

Казалось, мы все будем жить ещё долго-долго, и эти истории останутся навсегда. Да только все умирают - и люди, и память.

И всё же я запомнил одну историю достаточно чётко. Как-то моему деду поручили доставить обед на передовую. Точнее, была его очередь тащиться со специальным контейнером на полевую кухню. Контейнер был разделён внутри на две части. В одну наливали первое, вторая предназначалась для каши. Ползти пришлось по простреливаемой местности, вжимаясь в землю каждым сантиметром тела.

- Когда пуля мимо пролетает, слышно «фьють-фьють», - вспоминал дед. - А вся трава на поле скошена пулемётным огнём.

В итоге 18-летний Иван Иванов добрался до полевой кухни, получил обед и приполз обратно к товарищам с баком еды за спиной. Скидывает его с плеч и видит, что шальная пуля насквозь прошила оба отсека. Часть супа вытекла наружу, а часть смешалась с кашей, превратив и без того не шибко вкусный солдатский паёк в бурую жижу. Но, конечно, съели и так: выбора не было.

А пролети та пуля на пять сантиметров ниже, не было бы у меня деда. И меня бы не было.

Еще больше материалов по теме: «"Вот что сказал мне дед!" - Акция "КП"-Тверь»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 
Читайте также